Барабанной дробью стучали капли дождя в окно. Он стучал настойчиво и бойко, будто пытался донести свой нудный звон до моих ушей, хотя я его прекрасно слышу.
"Кап-кап, так-так"-выбивает он свой ритм по теклу. Кажется, будто он совсем тихий и слабый, и скоро уже закончится, однако, это не так. Он уже набирает темп, и скоро уже разверстнется небо, и вечернее спокойствие разорвет адский грохот, а темно-серое небо засверкает, заискрится ярчайшим светом, и хланут страшные потоки...почему-то мне живо вспоминает Велкикий потоп...
Но, наверное, это все моя фантазия. На самом деле, он, конечно, хлыщет крцпными каплями, разливаясь по асфальту, но он совсем не такой страшный. Мейчас уже пошел его мерный, шуршащий звук, который будет длиться совсем недолго, а потом начнет медленно стихать, пока не заглохнет совсем, но его надоедливое "так-так, кап-кап" еще будет слышно, но потом тоже стихнет...
Из моей комнаты, где я сижу в одиночеств я не слышу его. Никогда не любил дожди. Мне всегда казалось, что когда они идут, то на небе кто-то плачет. Интересно, по кому? Или по чему? Когда-нибудь мы все это узнаем...
Эта сырость, похожая на печаль, а эти кпали, походжие на звезды не вечны.
Дождь соро кончится, и хоть вода будет лться, но будет уже не так сырои  противно, и можно будет вдохнуть влажный, но такой свежий воздух...и ты ощущаешь какой-то странное облегчение после этого первого вздоха...
Я почувствовал, как ее тонкие и заботливые руки ласково обвились вокруг моей шеи, а головокой она прижалась мне в спину, и я уловил едва слышный шепот:
-Прости...
-Ты знаешь, что тебя я уже давно простил...-я осторожно поглаживаю ее руку. Она все также прижимается ком не-Давай сходим, прогуляемся...
-Но сейчас дождь.
-Он скоро кончится.
-Ладно, но будет сыро.
-Знаю, но в этом есть и приятное: ты идешь по сырой земле и траве, и думаешь, что еще недавно этот дождь казался потоком, и смеешься над самим собой. А потом ты чувствуешь такое странное облегчение, будто с твоей души упал камень...