Книжные страсти

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Книжные страсти » Романы » Первый роман, пока без названия


Первый роман, пока без названия

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Глава 1
Март 2012 года

Нью-Йорк встретил ее запахом цветущих яблонь, теплым ветерком и шумом. Звуки доносились отовсюду, и, кажется, проникали в каждую клеточку, вытесняя все мысли. Гудки машин, лай собак, разговоры, музыка - все смешалось в причудливую симфонию, такую обыденную для больших городов. Но для девчонки, которая впервые выехала за пределы своего родного городка в Техасе, эти звуки показались песней.

- Ну, бывай, красавица! Удачи тебе! И помни, большой город – значит больше усилий, больше трудностей, больше преград.  Но и награда будет большей,- водитель автобуса приветливо подмигнул,  закрыл двери и уехал. Она вздохнула и с тоской посмотрела вслед уезжающему автобусу. Водитель Френки оказался отличным парнем и даже угостил ее печеньем. За несколько часов пути он успел рассказать ей про свое детство, про жену, про дочек Кейси и Энни, посетовать на их дорогостоящее обучение и жизнь в целом. Но он был первым, кого Бет встретила в своей новой жизни, и поэтому ей стало немного грустно.

Бет уже почти пожалела, что покинула свой маленький уютный городок, где знала каждую улицу, каждый дом, где соседи давно перестали быть просто соседями, а стали настоящей семьей. Но, вспомнив, что именно эта семья стала причиной ее побега, она встряхнулась  и решительно пошла вперед. Пройдя несколько шагов, она остановилась и задумалась. Идти ей было решительно некуда. Она села на скамейку и открыла рюкзак,  там, кроме немногочисленных вещей и нескольких фотографий оставался последний сендвич из тех, что она сделала в дорогу еще дома. Дома. Дома, на маленькой кухоньке, где они собирались на ужин каждый вечер ровно в семь и ни минутой позже. Бет вздохнула и откусила кусок сендвича.



- Ты вымыла руки?
- Да, мамочка! - маленькая темноволосая девчонка демонстрирует маме свои чистые и пахнущие мылом ручки. Бет всего пять, но она помнит, что Боженька не любит, когда садятся кушать с грязными руками. Так говорит мама. Сейчас время полдника, и мама приготовила ей традиционный сендвич и сок. Бет аккуратно ест и запивает соком, но внутри ей уже не терпится выбежать на улицу к соседским ребятишкам и поиграть в прятки, или догонялки, или еще что-то. Следующие два часа она предоставлена только сама себе, и может делать все что угодно. Все остальное время она помогает мамочке или учит молитвы вместе с ней. Вот и сегодня после ужина ее ждет молитва и урок чтения. Поэтому свои два часа она ни за что не проведет дома, ведь на улице уже ждут друзья.

Бет очень любит своих мамочку и папочку, но она так хочет поиграть вместе с папой или пойти на прогулку с мамой. Другие дети постоянно рассказывают о  том, что они гуляют или играются с родителями и Бет всегда немного завидует им.
Сендвич съеден, сок допит, и она устремляется на улицу, где только начинается теплый июльский вечер.

- Элизабет! Сегодня никаких игр и прогулок! Ты уже забыла, что было с утра?– мамин строгий голос перечеркивает все мысли об улице.

- Но я же случайно. Я не хотела! – она и правда не виновата. Кто же знал, что этот дурацкий стакан опрокинется прямо на папочкины брюки. И уж тем более она не виновата, что папочка опоздал на работу, потому что ему пришлось переодеваться. Но папочка очень рассердился и начал кричать. А ведь разозлить родителей – очень большой грех и Боженька может наказать за это. Так говорит мама. – Мамочка, можно я пойду на улицу, а потом помолюсь и попрошу прощения у Боженьки?

- Нет, сегодня ты никуда не пойдешь. Ты пойдешь в свою комнату и хорошенько подумаешь о своем поведении этим  утром.

Бет развернулась и, опустив головку, грустно поплелась вверх по лестнице, волоча за собой игрушечного зайца.



Покончив с сендвичем, Бет задумалась. Время шло к обеду, а у нее не было ни малейшей идеи, где остановиться сегодня на ночь. И она приняла самое верное, как ей показалось, решение. Она просто пойдет вперед и будь что будет.

Френки сладко потянулась, встала с кровати и надела свой любимый махровый халат. Сексуального белья и чулочков ей с головой хватало на съемках, дома же она предпочитала носить растянутые свитера, уютные халаты, ходить без макияжа и с растрепанными волосами. Надо сказать, что такой образ делал ее моложе лет на пять. Когда Френки в таком виде отправлялась в магазин, то ей даже отказывались продавать спиртное, хотя месяц назад она отпраздновала свой двадцать второй день рождения.

Она не спеша заварила кофе и встала у окна, наслаждаясь утренним Нью-Йорком. Френки любила этот город больше всего на свете. Когда-то давно, еще в прошлой жизни, когда ее звали Макс и она жила в скучной Оклахоме с мамой и папой, она пообещала себе, что при первой же возможности бросит все и уедет  большой и шумный Нью-Йорк, чтобы моделью. Но правильно говорят, бойся своих желаний, ведь они имеют обыкновение сбываться.  Когда ей было шестнадцать, ее родители погибли при пожаре. Сама Френки чудом спаслась, но все, что было ей дорого, она потеряла навсегда. Вот так и сбылась ее мечта, Френки бросила родной город и все, что было с ним связано,  укатила в Нью-Йорк и стала моделью. Правда, не совсем обычной моделью.

Где-то на кровати зазвонил сотовый. Вспомнив, что ее менеджер и по совместительству лучший друг обещал позвонить утром и уточнить детали предстоящей съемки, Френки поморщилась.

- Проснись и пой, детка! – бодрый и веселый голос Дэнни очень раздражал ее с утра, когда она еще даже не успевала допить свой кофе.  – Я знаю, что ты сейчас обо мне думаешь, но мне все равно, детка. Сегодня важный день, после выхода журнала с твоими фотками ты проснешься знаменитой, -  в трубке послышалось шуршание и чавканье, наверное, Денни тоже завтракал в этот момент.

- Сколько раз мне просить, не называй меня деткой,- вздохнула Френки,- и перестань быть таким воодушевленным. Я же не девушка месяца, это всего лишь пару простых фото где-то в конце журнала.

- Какая же ты зануда! Это Плейбой, там не публикуют «всего лишь пару простых фото». Короче, будь готова на 16.00, адрес студии кину смской. – не дождавшись ответа, Дэнни бросил трубку. Френки отложила телефон и попыталась сосредоточиться на своих чувствах. Это ведь тот самый Плейбой, величайший журнал, о котором она мечтала, как только случайно обнаружила его в тумбочке своих родителей.

Она должна волноваться, переживать перед такой съемкой, но на самом деле не чувствовала ничего, кроме предвкушения и легкого возбуждения и, чего уж греха таить, радостного ожидания предстоящего заработка, ведь счета за коммунальные услуги никто не отменял. Кроме того, Френки так часто раздевалась перед  камерой, что давным-давно перестала стесняться и даже научилась получать удовольствие от процесса. Да что скрывать, ей нравилось работать порно моделью, но раньше это были просто съемки для грязных журнальчиков, а сегодня она девушка из Плейбоя. Это ли не успех?

Телефон вновь подал звук, извещая о приходе сообщения. Френки посмотрела на экран, где был адрес студии и подробное описание маршрута и улыбнулась. Она любила Дэнни и не представляла свою жизнь без него. Дэнни был первым, кого она встретила по приезду в Нью-Йорк и они даже встречались некоторое время, но потом оба поняли, что не созданы быть парой. После Дэнни у нее было еще несколько более-менее серьезных отношений, как с парнями, так и с девушками. Но, обжегшись на молоко, дуют на воду, и теперь Френки, как могла, избегала ответственности. Девушка любила свою свободу и наслаждалась ею, но иногда, где-то в глубине души, она мечтала, чтобы вечером дома ее встречал кто-то родной и любимый. Френки отлично понимала, что с ее работой тяжело будет найти любимого человека, который не осуждал, а поддержал бы ее, поэтому отдавала всю себя любимой работе.

Френки допила свой кофе и пошла набирать ванну. Перед каждой съемкой она принимала горячую ванну с пеной, это был ее маленький ритуал. Был уже почти полдень, ей надо было спешить.

+1

2

Катерина30, первое, что скажу, что в Нью-Йорке ооочень и ооочень мало вишневых деревьев. Их вообще там почти нет. Да, текст читается нормально, он хорошо продуманный, но чего-то не хватает. Он какой-то сухой, без эмоций. На ошибки я не обращала внимания, их в тексте проскочило всего лишь две или три. ИМХО

0

3

Спасибо большое, учту :)

0

4

Первая глава, исправленная и дописанная

Глава 1
Апрель 2012 года
Нью-Йорк встретил ее запахом цветущих яблонь, теплым ветерком и шумом. Звуки доносились отовсюду, и, кажется, проникали в каждую клеточку, вытесняя все мысли. Гудки машин, лай собак, разговоры, музыка - все смешалось в причудливую симфонию, такую обыденную для больших городов. Но для девчонки, которая впервые выехала за пределы своего родного городка в Техасе, эти звуки показались песней.
- Ну, бывай, красавица! Удачи тебе! И помни, большой город – значит больше усилий, больше трудностей, больше преград.  Но и награда будет большей,- водитель автобуса приветливо подмигнул,  закрыл двери и уехал. Она вздохнула и с тоской посмотрела вслед уезжающему автобусу. Водитель Билл оказался отличным парнем и даже угостил ее печеньем. За несколько часов пути он успел рассказать ей про свое детство, про жену, про дочек Кейси и Энни, посетовать на их дорогостоящее обучение и жизнь в целом. Но он был первым, кого Бет встретила в своей новой жизни, и поэтому ей стало немного грустно.
Бет уже почти пожалела, что покинула свой маленький уютный городок, где знала каждую улицу, каждый дом, где соседи давно перестали быть просто соседями, а стали настоящей семьей. Но, вспомнив, что именно эта семья стала причиной ее побега, она встряхнулась  и решительно пошла вперед. Пройдя несколько шагов, она остановилась и задумалась. Идти ей было решительно некуда. Она села на скамейку и открыла рюкзак,  там, кроме немногочисленных вещей и нескольких фотографий оставался последний сэндвич из тех, что она сделала в дорогу еще дома. Дома. Дома, на маленькой кухоньке с желтыми занавесками, где они собирались на ужин каждый вечер ровно в семь и ни минутой позже. Бет вздохнула и откусила кусок сэндвича.
***
Июль 1999 года
- Ты вымыла руки?
- Да, мамочка! - маленькая темноволосая девчонка демонстрирует маме свои чистые и пахнущие мылом ручки. Бет всего пять, но она помнит, что Боженька не любит, когда садятся кушать с грязными руками. Так говорит мама. Сейчас время полдника, и мама приготовила ей традиционный сэндвич и сок. Бет аккуратно ест и запивает соком, но внутри ей уже не терпится выбежать на улицу к соседским ребятишкам и поиграть в прятки, или догонялки, или еще что-то. Следующие два часа она предоставлена только сама себе, и может делать все что угодно. Все остальное время она помогает мамочке или учит молитвы вместе с ней. Вот и сегодня после ужина ее ждет молитва и урок чтения. Поэтому свои два часа она ни за что не проведет дома, ведь на улице уже ждут друзья.
Бет очень любит своих мамочку и папочку и знает, что поступают ей во благо, но она так хочет просто поиграть вместе с папой или пойти на прогулку с мамой. Другие дети постоянно рассказывают о  том, что они гуляют или играются с родителями и Бет всегда немного завидует им.
Сэндвич съеден, сок допит, и она устремляется на улицу, где только начинается теплый июльский вечер.
- Элизабет! Сегодня никаких игр и прогулок! Ты уже забыла, что было с утра?– мамин строгий голос перечеркивает все мысли об улице.
- Но я же случайно. Я не хотела! – она и правда не виновата. Кто же знал, что этот дурацкий стакан опрокинется прямо на папочкины брюки. И уж тем более она не виновата, что папочка опоздал на работу, потому что ему пришлось переодеваться. Но папочка очень рассердился и начал кричать. А ведь разозлить родителей – очень большой грех и Боженька может наказать за это. Так говорит мама. – Мамочка, можно я пойду на улицу, а потом помолюсь и попрошу прощения у Боженьки?
- Нет, сегодня ты никуда не пойдешь. Ты пойдешь в свою комнату и хорошенько подумаешь о своем поведении этим  утром.
Бет развернулась и, опустив головку, грустно поплелась вверх по лестнице, волоча за собой игрушечного зайца.

***
Апрель 2012
Покончив с сэндвичем, Бет задумалась. Время шло к обеду, а у нее не было ни малейшей идеи, где остановиться сегодня на ночь. И она приняла самое верное, как ей показалось, решение. Она просто пойдет вперед и будь что будет.

***
Френки сладко потянулась, встала с кровати и надела свой любимый синий махровый халат. Сексуального белья и чулочков ей с головой хватало на съемках, дома же она предпочитала носить растянутые свитера, уютные халаты, ходить без макияжа и с растрепанными волосами. Надо сказать, что такой образ делал ее моложе лет на пять. Когда Френки в таком виде отправлялась в магазин, то ей даже отказывались продавать спиртное, хотя месяц назад она отпраздновала свой двадцать второй день рождения.
Она не спеша заварила кофе и встала у окна, наслаждаясь утренним Нью-Йорком. Френки любила этот город больше всего на свете. Когда-то давно, еще в прошлой жизни, когда ее звали Макс и она жила в скучной Оклахоме с мамой и папой, она пообещала себе, что при первой же возможности бросит все и уедет  большой и шумный Нью-Йорк, чтобы моделью. Но правильно говорят, бойся своих желаний, ведь они имеют обыкновение сбываться.  Когда ей было шестнадцать, ее родители погибли при пожаре. Сама Френки чудом спаслась, но все, что было ей дорого, она потеряла навсегда. Вот так и сбылась ее мечта - Френки бросила родной город и все, что было с ним связано,  укатила в Нью-Йорк и стала моделью. Правда, не совсем обычной моделью.
Солнце уже встало и теперь мягким утренним светом освещало небольшую спаленку. Комната действительно была очень маленькой, в ней поместились только кровать, большое зеркало на полстены и шкаф. В углу большой стопкой лежали вперемешку разные журналы. Комнатка была очень светлой. Стены и шкаф были молочно белыми. После долгих и безуспешных поисков подходящей мебели, Френки сама покрасила шкаф в этот цвет, и теперь он был предметом ее гордости. Единственным темным пятном в комнате была кровать. Большая темно-коричневая кровать с белоснежным постельным бельем занимала большую часть комнаты. Одна из стен пестрела яркими вырезками из журналов, красивыми картинками и фотографиями Френки. Вот она с друзьями на пляже, вот кадр с рождественской вечеринки. Вот одна Френки на смотровой площадке Эмпайр-стейт-билдинг с развевающимися волосами – в тот день было очень ветрено. У Френки немного личных фотографий, почти все они заняли свое место на стене, но одну она уже шесть лет хранит в ящике с бельем, в самом низу. Это семейное фото, на нем родители Френки и сама девочка, тогда еще Макс. Они в парке, возле карусели. У Френки в руках большущее мороженное и все они выглядят очень счастливыми. Эта фотография – самая большая ее ценность. Не только потому, что там изображены ее родители, живые и счастливые, но и потому  что это единственное что осталось у девушки после пожара.
Где-то на кровати зазвонил сотовый. Вспомнив, что ее менеджер и по совместительству лучший друг обещал позвонить утром и уточнить детали предстоящей съемки, Френки поморщилась.
- Проснись и пой, детка! – бодрый и веселый голос Дэнни очень раздражал ее с утра, когда она еще даже не успевала допить свой кофе.  – Я знаю, что ты сейчас обо мне думаешь, но мне все равно, детка. Сегодня важный день, после выхода журнала с твоими фотками ты проснешься знаменитой, -  в трубке послышалось шуршание и чавканье, наверное, Денни тоже завтракал в этот момент.
- Сколько раз мне просить, не называй меня деткой,- вздохнула Френки,- и перестань быть таким воодушевленным. Я же не девушка месяца, это всего лишь пару простых фото где-то в конце журнала.
- Какая же ты зануда! Это Плейбой, там не публикуют «всего лишь пару простых фото». Короче, будь готова на 16.00, адрес студии кину смской. – не дождавшись ответа, Дэнни бросил трубку. Френки отложила телефон и попыталась сосредоточиться на своих чувствах. Это ведь тот самый Плейбой, величайший журнал, о котором она мечтала, с того момента, как случайно обнаружила его в тумбочке своих родителей. Она должна волноваться, переживать перед такой съемкой, но на самом деле не чувствовала ничего, кроме предвкушения и легкого возбуждения и, чего уж греха таить, радостного ожидания предстоящего заработка, ведь счета за коммунальные услуги никто не отменял. Кроме того, Френки так часто раздевалась перед  камерой, что давным-давно перестала стесняться и даже научилась получать удовольствие от процесса. Да что скрывать, ей нравилось работать эротической моделью, но раньше это были просто съемки для грязных журнальчиков, а сегодня она девушка из Плейбоя. Это ли не успех?
Телефон вновь подал звук, извещая о приходе сообщения. Френки посмотрела на экран, где был адрес студии и подробное описание маршрута и улыбнулась. Она любила Дэнни и не представляла свою жизнь без него. Дэнни был первым, кого она встретила по приезду в Нью-Йорк и они даже встречались некоторое время, но потом оба поняли, что не созданы быть парой. После Дэнни у нее было еще несколько более-менее серьезных отношений, как с парнями, так и с девушками. Но, обжегшись на молоко, дуют на воду, и теперь Френки, как могла, избегала ответственности. Девушка любила свою свободу и наслаждалась ею, но иногда, где-то в глубине души, она мечтала, чтобы вечером дома ее встречал кто-то родной и любимый. Френки отлично понимала, что с ее работой тяжело будет найти любимого человека, который не осуждал, а поддержал бы ее, поэтому отдавала всю себя любимой работе.
Френки допила свой кофе и пошла набирать ванну. Перед каждой съемкой она принимала горячую ванну с пеной, это был ее маленький ритуал. Был уже почти полдень, ей надо было спешить.

***
Бет бродила по улицам уже несколько часов, но так и не придумала, что ей делать дальше. Еда, которую она взяла из дома, закончилась, а желудок уже неприятно сводило от голода. Бет остановилась, достала свой старый потрепанный кошелек и пересчитала наличные – 43 доллара. Остальные семьсот она предусмотрительно припрятала между одеждой в своем рюкзаке. Последний год Бет много работала в кафе и часто сидела с соседскими детьми, чтобы накопить достаточно денег и наконец-то уехать от людей, которые раньше были ее семьей.
Подсчитав деньги, девушка решила, что сегодня имеет полное право отпраздновать свой первый день в большом городе. И плевать, что жить ей пока негде, работы тоже нет, а деньги скоро закончатся. Вся ее поездка была сплошной авантюрой, и Бет, не колеблясь, вошла в первый попавшийся ресторанчик.
Сначала она подумала, что по ошибке зашла к кому-то домой, ведь помещение больше напоминало чью-то гостиную, а не ресторан. При входе стояла большая вешалка с головами львов на ножках, явно антикварная. Стены были увешаны картинами, а чуть дальше по коридору стоял большой шкаф. Мягкий неяркий свет добавлял уюта. За шкафом в обрамлении тяжелых бордовых гардин виднелся вход в зал.
- Приветствуем вас в нашем ресторане «Как дома», - девушка вышла как будто из ниоткуда и Бет вздрогнула от неожиданности.– У вас заказан столик?
- Нет, извините, я не знала что здесь только по записи. – Бет растерялась и уже собралась было уйти.
- Нет, что вы, - засмеялась девушка, - я спрашиваю это у всех гостей. Проходите, пожалуйста, у нас есть свободные столики.
Девушка была чуть выше Бет. Темно-синие узкие брюки, светло-голубая рубашка и черные туфли на невысоком каблуке придавали ей некой официальности, но в тоже время выдавали ее чувство стиля. Ее каштановые волосы были завязаны в хвост, а голубые глаза смотрели приветливо. Девушка провела Бет по коридору прямиком в зал ресторана. Обстановка зала была тоже очень уютной и домашней. Из восьми столиков заняты были только два. За одним из них сидела парочка влюбленных. Они тихо разговаривали друг с другом, и им явно не было никакого дела до того, что происходит вокруг. За другим столиком сидели двое мужчин в деловых костюмах и разговаривали.
- Можно сесть за этот столик? – Бет указала на столик у витрины, которая занимала почти всю стену.
- Конечно. Кстати, это мой любимый столик, из витрины видно всю улицу, - девушка улыбнулась и жестом пригласила Бет сесть. – Сейчас к вам подойдет официант.
Бет кивнула и села за столик. Она чувствовала себя немного неуютно, так как этот ресторан был совсем не похож на забегаловки в ее родном городке. Но и девушка, которая встретила ее на входе, и подошедший официант казались приветливыми и Бет расслабилась.
В меню было много незнакомых блюд, но Бет решила не рисковать и выбрала свои любимые макароны с сыром и яблочный пирог с чаем на десерт.
Макароны оказались безумно вкусными, ну а пирог просто превзошел все ожидания. Ароматный и еще теплый, по вкусу он напоминал пирог, который пекла родная тетя Бет. Девушка наслаждалась едой и видом из окна, уходить так не хотелось, и она решила заказать еще чаю. Влюбленная парочка и двое мужчин уже ушли, и Бет не оставалось ничего другого как слушать разговоры персонала. У входа в кухню, прислонившись к стене, стоял официант, который обслужил Бет и разговаривал с той самой девушкой, встретившей ее у входа.
- Нам срочно нужен еще один официант, я не справляюсь один, особенно по вечерам – официант явно был расстроен, а девушка хоть и успокаивала его, но сама выглядела не самым лучшим образом.
- Не переживай, Марк, я уже поместила объявление в газету, скоро кто-нибудь обязательно откликнется. Это же Нью-Йорк, здесь всем нужна работа. Вот увидишь, к вечеру у тебя будет напарник по смене!
- Ну-ну, твои слова да Богу в уши, - вздохнул Фил и удалился на кухню.
В голове у Бет моментально созрела идея. Она вскочила и быстрым шагом подошла к девушке.
- Простите, я случайно услышала ваш разговор. Я не хотела подслушивать, так получилось.
- Ой! Это вы простите, мы разговаривали слишком громко. Больше такого не повториться.
- Нет, вы не так меня поняли, - Бет старалась выглядеть спокойной, но внутри она вся дрожала от волнения, поэтому говорила очень быстро.  – Меня зовут Бет Флеминг. Я услышала, как вы говорили, что ищете официанта. Я только сегодня приехала в город и мне очень нужна работа. У меня и опыт работы официанткой есть. Я работала в закусочной в своем городе, так что думаю, со всем справлюсь.
Девушка явно не ожидала такой пылкой речи и выглядела немного ошарашенной. Но она быстро взяла себя в руки и сказала:
- Вы выглядите очень молодо. У вас точно есть опыт работы?
- Мне восемнадцать лет, с четырнадцати я подрабатывала в закусочной после школы, а летом работала полный день. Поверьте, я справлюсь!
Было видно, что девушка колеблется, и Бет уже решила, что лучше будет просто попросить счет и уйти. Но тут вдруг девушка протянула руку и улыбнулась, - Меня зовут Клэр Эванс, это мой ресторан. Точнее наш, мой и моего мужа Стива. Мы открылись два месяца назад. Сейчас здесь работают семь человек: я, мой муж Стив – шеф-повар, два его помощника Джеймс и Чак и три официанта: Джастин, Грейс и Марк, его ты уже видела. С нами работала еще одна официантка – Дженни, но три дня назад она уволилась. Давай договоримся так – поработаешь у нас неделю, и, если мы друг другу подойдем, то работа твоя. Оплата – пять долларов в час плюс чаевые. Если условия тебе подходят, то можешь приступать уже сегодня.
Бет не могла поверить своим ушам. Неужели ее действительно взяли на работу в первый же день в Нью-Йорке? Это было похоже на сюжет молодежного фильма, но все происходило на самом деле. От радости и удивления она не смогла сказать ни слова, только быстро закивала головой.
- Ну и отлично! Теперь пошли на кухню, познакомлю тебя со всеми. И да, обед за счет заведения, -  Клэр взяла Бет за руку и потянула на кухню.
Кухня в отличие от уютного и домашнего зала оказалась просторной и современной. Один из поваров что-то нарезал, а второй разговаривал с официантом. Когда вошли девушки, они разом уставились на них, и Бет сразу почувствовала себя неловко.
- Знакомьтесь, это Бет Флеминг – наша новая официантка. Конечно, если она выдержит с нами целую неделю. Но что-то мне подсказывает, что мы сработаемся, - Клэр улыбнулась и подмигнула девушке. – Это мой муж – Стив Эванс, он шеф-повар. Его паста с морепродуктами – пальчики оближешь. Если честно, то из-за этой пасты я и вышла за него. Люблю, знаешь ли, вкусно поесть, - рассмеялась Клэр.
-  Ну вот, столько живем вместе, а она только сейчас раскрыла истинные мотивы! И как я раньше этого не понял? – в ответ рассмеялся Стив. – Приятно познакомиться  и добро пожаловать в нашу команду.
- А я Марк, Марк Аттвуд. Я так понимаю, мы теперь напарники, - Марк протянул руку и дружелюбно улыбнулся.
- Похоже на то, - Бет пожала его руку и улыбнулась в ответ. Эти люди показались ей очень приятными и всю неловкость как рукой сняло.
- А это Джеймс Мартин – один из наших поваров, - Клэр указала на парня, стоявшего у стола.
- Приятно познакомиться. Как хорошо, что у Марка появится напарница, может он наконец-то перестанет ныть, что работы слишком много, а он один.
- Эй, полегче, приятель! – с притворной обидой воскликнул Марк.
- Как ты видишь, ребята у нас веселые и дружелюбные. К работе можешь приступать завтра, а сегодня Марк  парни расскажут тебе что к чему. Удачи, Бет, - Клэр подмигнула и вернулась в зал.
Остаток дня прошел в суматохе. Бет получила форму – темно-синее узкое платье чуть выше колена и белоснежный передник, узнала об основных обязанностях и правилах и приняла пару заказов под присмотром Марка. От непривычки ко времени закрытия она уже плохо соображала,  вся полученная информация перемешалась, и хотелось просто побыть в тишине. В десять вечера Бет наконец-то вышла на улицу и вдохнула сладкий ночной воздух. Все что ей хотелось – это принять душ и забраться в теплую постель. Но тут же вспомнилась долгая дорога, ее приезд в Нью-Йорк, и Бет поняла, что идти ей некуда. Решив про себя завтра прямо с утра заняться поисками квартиры или хотя бы комнаты, она немного успокоилась и направилась туда, куда бы пошел любой, окажись в ее ситуации – на вокзал. Удаляясь от ресторана, Бет подумала о том, как повезло ей. В первый же день найти работу, да еще и в таком приятном коллективе. Похоже, ее жизнь начала налаживаться.
***
Съемка продолжалась уже несколько часов и все порядком устали. Но Фрэнки как будто не замечала времени. Здесь она чувствовала себя как рыба в воде, это была ее стихия. Фотограф снимал уже третий и последний  образ. Предложенный образ был не совсем в стиле Фрэнки, но отказываться он чего-то нового было не в ее правилах. Из одежды на ней были лишь полупрозрачные розовые трусики в горошек и венок из розовых цветов на голове. Черные волосы были уложены в крупные локоны, а макияж легкий и почти незаметный: немного прозрачного розового блеска, нежные румяна. И только густо накрашенные длинные ресницы притягивали взгляд и выдавали в их обладательнице роковую женщину, а не ту скромную пай-девочку, чей образ Фрэнки сейчас примеряла.
В студии поместили большую бутафорскую кирпичную стену, выкрашенную в белый цвет, в середине которой было окно с широким подоконником. Хотя на улице уже сгущались сумерки, за этим «окном» светило яркое солнце ламп. В студии играла клубная музыка, а Фрэнки стояла на подоконнике и готовилась к последней части съемки. Фотограф хоть и устал, но был доволен, так как девушка отлично чувствовала камеру и сама придумывала позы для снимков. Было явно заметно, что она наслаждалась процессом, а не просто скованно выполняла приказы фотографа, как некоторые модели. Чуть в стороне стоял Дэнни и с улыбкой наблюдал за Фрэнки. Когда они встречались, он немного ревновал девушку к фотографам, парням, которые видели ее в журнале и вообще ко всем, кто мог видеть Фрэнки голой, но по большей части ему было приятно, что девушка, по которой сохнут множество мужчин, принадлежит ему. После расставания он стал проще относиться к таким съемкам, но где-то глубоко внутри сохранил эти чувства собственности и восхищения. Два предыдущих фотосета были привычными для Фрэнки, поэтому Дэнни не очень внимательно наблюдал за процессом.  Сначала Фрэнки была в черном кружевном корсете, маленьких черных трусиках и чулках. Ее фотографировали на медвежьей шкуре у ненастоящего камина. Второй образ был спортивным – белые гетры  до колена, трусики и футбольный мяч. Но трети образ показался Дэнни очень символическим. Все знали Фрэнки как немного ветреную девушку без комплексов, способную на любую авантюру, и только Дэнни знал, что на самом деле она очень нежная, милая и чувственная. А еще она очень умная, рассудительная и немного хитрая.
Дэнни знал все ее привычки, ее вкусы и предпочтения. Он знал, что когда Фрэнки голодная, она становится немного равнодушной ко всему происходящему пока не поест. Он знал, что она очень любит чай, но большой город и его суета приучили ее к крепкому кофе. Он знал, что Фрэнки часто думает о своих покойных родителях, хотя никому про них не рассказывает. Он знал, что Фрэнки предпочитает остаться с ним друзьями и согласился на это, лишь бы не потерять ее. Тогда он сказал, что тоже так чувствует, но на самом деле его самой большой мечтой была семья. Он часто мечтал о том, что Фрэнки поменяет профессию на более спокойную и скромную. Станет его женой и родит дочку. Или сына. Или сразу двоих. Они бы купили дом и вели бы обычную семейную жизнь. Дэнни был уверен, что через несколько лет Фрэнки все-таки поймет это и разделит с ним мечту. А пока он терпеливо выслушивал рассказы об очередных ее поклонниках, устраивал откровенные съемки и сопровождал на шумные вечеринки. Надо сказать, что такая насыщенная жизнь ему тоже очень нравилась. Дэнни привлекали большие компании, клубы, громкая музыка и алкоголь. Иногда только это давало ему силы и вдохновение для своей работы. Ну и, конечно же, девушки. По роду своей деятельности Дэнни встречал много девушек, и большинство быстро соглашались провести с ним ночь. Иногда отношения длились несколько недель или даже месяцев, но заканчивались всегда одним и тем же. Девушки пытались сделать из Дэнни примерного парня без лишнего груза в виде близкой подруги и по совместительству бывшей девушки. Но он всегда выбирал Фрэнки и все начиналось сначала.
  - Ну вот и все. Отлично поработали, думаю, что снимки будут шикарные, - голос фотографа вернул Дэнни на землю. – Хотя мне надо будет еще хорошенько поработать над ними – фотошоп и всякое такое, ну ты знаешь.
- Ой, да брось ты. Я прекрасно справилась, и выгляжу просто сногсшибательно, никакой фотошоп мне не нужен,  - Фрэнки прекрасно знала, что Майк шутит, но решила подыграть ему.
- А еще ты очень скромная, - хохотнул парень. – Ну ладно-ладно, признаю! Ты наша самая красивая красавица. А если без шуток, то ты просто создана для камеры. Последний образ просто бомба! Такой я тебя еще не видел.
- За это благодари стилистов, я бы до такого не додумалась. Ты же знаешь, мне по душе совершенно другое.
- Знаю-знаю. Нежность и невинность не твой конек на фотосессиях. Как у тебя обстоит с этим дело в жизни – понятия не имею, - на этих словах Майк выразительно глянул на Дэнни. Тот ухмыльнулся и поцеловал Френки в висок.
- Можешь не сомневаться, в жизни она такая же разная, как и на фотографиях. Никогда не знаешь, что она выкинет в следующий момент.
- За это ты меня и любишь, - Фрэнки звонко рассмеялась и ушла смывать макияж.
Когда они вышли со студии, было уже около десяти вечера.
- Все, я домой.  Сейчас горячий душ, хочу поскорее смыть все эти кремы и блески с самых неподходящих мест, а после – любимая кровать и хороший фильм, - съемки всегда отнимали у Фрэнки много сил. Но это была приятная усталость, как после долгой и эффективной тренировки, - и еще хочу шоколад. Много шоколада. Я заслужила.
- Ты заслужила. Правда, как твоему агенту, мне такое даже слышать нельзя, но как твой друг я даже куплю тебе его лично.
- Спасибо, но у меня дома должна быть припасена коробочка конфет как раз на такой случай,- садясь в машину, сказала Фрэнки. Усталая улыбка на лице придавала ей особое очарование.
Дэнни улыбнулся  в ответ, закрыл дверцу машины, и она тут же сорвалась с места. Скорость была ее слабостью. Парень только посмотрел ей в след, покачал головой и направился к своей машине. Его опять ждал ночной клуб, веселая компания и новые девушки.
Уже дома, лежа в постели, Фрэнки задумалась о том, что ее ждет дальше. Она часто перед сном мечтала о будущем. В своих мечтах девушка видела себя бизнеследи, занимающейся благотворительностью. Она прекрасно осознавала, что еще несколько лет, и журналы станут предлагать свои обложки все реже, а фотографы будут вынуждены прикладывать больше усилий, чтобы она выглядела молоденькой девочкой. Мир эротики жестче, чем обычный модельный бизнес, поэтому пути к отступлению надо готовить заранее. Фрэнки грела мысль, что однажды все станут обращать внимание не только не ее тело, но и на мозги. Но все это будет потом, через много лет, а пока она по полной будет наслаждаться вниманием и брать от жизни все, что ей только удастся взять. С такими мыслями Фрэнки улыбнулась и взяла еще одну конфету. Тогда она еще подумать не могла, что совсем скоро ее мечты сбудутся, хоть и не совсем так, как она ожидала.

+1


Вы здесь » Книжные страсти » Романы » Первый роман, пока без названия