Массивные ворота, с вычурными каменными рыцарями открылись перед ней с глухим скрипом, открывая вид огромной полу сумрачной залы.
-Боже, помоги мне... - едва слышно прошептала она, сделав осторожный шаг босиком на красную ковровую дорожку, которой был устлан пол.
По стенам бегали, играли причудливые лунные блики, светящие через открытое окно на правой стене, занавески, чуть колыхались от прохладного ночного ветра, прокравшегося в замок.

-Подойди сюда. - Раздался властный женский голос на другом конце зала.
Луна отбросила свой белый луч в сторону голоса. У конца красной дорожки, на троне из золота, сидела королева. Она оглядывала свою служанку надменным и благосклонным женским взором, ее полупрозрачное, отливающее лунным светом платье, обнажало ее тонкое, девичье тело, что заставляло краснеть скромницу. В ее светлые волосы была вплетена серебряная роза, поблескивающая в белом свете. Игривый луч луны осветил ее молодое, холодного цвета личико, тонкие алые губы и глаза цвета весенней травы. Так неприступно сидела она на троне, ожидая свою камеристку.

Она не спеша ступала по ковру, на котором поблескивали золотые паутинки тонких нитей, сотканных в узоры. Ее хрупкий силуэт проходил через блеклые отражения окон, на мгновения исчезая в темноте, и снова проходя через отражения. Она приближалась к королеве, и чувствовала, что с каждым шагом внутри удары учащаются, а груди холодело. Некий благоговейный страх закрался в ее душу.
Шаг за шагом она оказалась у трона, и, встав на колени, преклонила голову перед ней, успев заметить белоснежные чулки, покрывавшие ее ноги.

-Подними голову. - Снова услышала она властный голос над собой.
Вскинув голову, она умоляюще смотрела ей в глаза, словно ожидая ответа. Во тьме она почувствовала, как королева подносит к ее лицу руку с золотым кольцом, сверкающим перламутром на ее тонких пальцах. Она бережно взяла ладонь в руки, и коснулась губами камня, почувствовав его холодность, приятно пробежавшей мурашками по ямочкам.
Лицо королевы расплылось в довольной улыбке.
Служанка почувствовала, как в ее грудь, которую скрывал корсет под простым платьем, что-то легонько надавило, и она поняла, что это была ступня королевы.

-Сними чулок - приказала она.
Служанка осторожно начала снимать чулок с краев, медленно стягивая белую ткань все ниже. Приспустив чулок к голени, она резко приложила губы к ее стопе, блаженно прикрыв глаза. Королева не выразила неприязни, а лишь довольно глядела на старания своей преданной камеристки.
Она подняла вопросительный взгляд к ее лицу, но увидев ее гордое самодовольство, сняла чулок и положила его рядом.
-Целуй. - Сказала королева, смотря на свою обнаженную ножку.

Щеки служанки запылали краснотой, но подавляя смущение, она покорно опустила голову и прикоснулась губами к тому же месту, где целовала ткань. Она почувствовала приятный, чуть солоноватый вкус ее кожи, и прикрыла глаза. По телу пробегала приятная дрожь от всей интимности, от этих любовно-рабских поцелуев ее ног, от красоты королевы, ее богини, слова которой были сейчас незыблемы, и которые так возбуждали и будоражили ее тело, пробуждая некую сладостную и нежную похоть, которая уже обволакивала ее.
Она целовала кожу на ее ступнях, целовала пальцы на ее ногах, изредка игриво покусывая кожу, упиваясь вкусом ее тела, иногда слишком отдаваясь этой ласке, что лишь больше возбуждало ее. Увлекшись этим занятием, она не заметила, как тишину нарушил хлюпающий звук.
Королева открыла бутылку дикого вина. Она бы этого не сделала, но ангел под тяжестью собственных крыльев. Вино плескалось в бокале, смешиваясь с лунным блеском. Алый становился темнее, превращаясь в темно-бурый. Она пригубила вино из хрустального бокала, но посмотрев на свою фаворитку, она поднесла бокал к колену, и чуть наклонила его. Тонкая, темно-кровавя струйка поползла по ее ножке, разветвляясь маленькими красными паутинками, стекая на золото. Две маленькие струйки стекали к ее ступне, где служанка ласкала ее бархатистые, гладкие ножки. Струйки подтекали к ее губам, и она впилась губами в кожу, наслаждаясь диким вином, этой ангельской кровью, которая так пьянила.
Вкус дикого вина... холодное, как первый мороз, но такое обжигающее... сладкое, как свежий летний мед, и горькое, как первый снег... вкус, смешанный с ее кожей.

Слизав все капли, она подняла упоительный и сытый взгляд, полный какого-то потаенного, интимного желания, будто умоляла ее о чем-то. По е губам стекали капли дикого вина. Королева благосклонно смотрела на нее.
-Закрой глаза.
Она раболепно подчинилась. Королева наклонилась к ее лицу, и ласково проведя по щеке тыльной стороной ладони, он прильнула к ее губам, собирая капли вина. Она чувствовала вкус ангельской крови со своим вкусом. Чуть продлив свой жадный поцелуй, она резко отстранилась от нее.

Служанка благоговейно смотрел на свою королеву, как монах на образ Господень, чувствуя себя в ее руках.
Королева вынула розу из своих волос и медленно, словно ловя момент, провела ее серебряными лепестками по губам камеристки.
-Приходи ко мне в полночь. А теперь - иди. - она протянула ей розу.
Та бережно взяла ее, приложив е своим губам. Холодный запах ее волос...
Она встала, и, поклонившись, развернулась к дверям и тихо зашагала по ковру.
-Я служу только ей...