Книжные страсти

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Книжные страсти » Романы » Черная Роза


Черная Роза

Сообщений 41 страница 60 из 84

41

Дебора, я прочитала! http://forumupload.ru/uploads/0000/6f/14/9430-3.gif Очень понравилось продолжение! Сюжет становится всё интереснее и интереснее http://forumupload.ru/uploads/0000/6f/14/1496-4.gif Рауль мне нравится, я люблю таких благородных героев ))) Доминик тоже интересная героиня, только меня немного удивило, как она могла полюбить Чёрную Розу после такой-то ненависти. http://forumupload.ru/uploads/0000/6f/14/4759-3.gif Жаль было, когда убили де Брие http://forumupload.ru/uploads/0000/6f/14/9430-5.gif Мне он понравился... Интересно, что за такой родственник у Рауля. И ещё какая-то бумага, из-за которой Бланка строит  Раулю козни, а я-то думала, из ревности http://forumupload.ru/uploads/0000/6f/14/1496-3.gif В общем, с нетерпением жду продолжения http://forumupload.ru/uploads/0000/6f/14/9434-5.gif

Клэр написал(а):

Сюжет такой незабитый заковыристый, что уже одним этим напомнил мне романы Дюма

А мне отчего-то Вилар напоминает...

0

42

Lady in White, привет! Рада, что ты здесь.  :jumping: Спасибо за отклик. Де Брие все жалеют. Увы, если б раньше, я бы его как-нибудь "вытянула.", спасла.
Не ожидала, честно,что он придется многим так по душе.

0

43

Клэр, твои знания истории меня просто изумляют!  :flag:

А здесь вот преступную страсть питает сама королева и идет ради нее на все! А в любовниках у Бланки К., мне так представляется, сам Монморанси, этой семейке всегда хотелась большего...

И о королевах-испанках... Анна Австрийская ведь тоже испанка была.     Я чувствую, ты меня где-нибудь подловишь, с моими ляпами. :nope:
Да, калик--это прием уже не новый. И именно Анж я вспоминала, когда его создавала.
Значит, встречу пора организовывать....Бедной Дом и ее не менее бедного мужа. Попробуем.

                                                 11.Рауль де Ноайль.

  Лицо королевы озарилось  неприкрытой радостью; Дом увидела это, и ее окатила волна жгучей ревности…Девушка еще раз дала себе слово: « Я не уступлю его никому!.. Я отниму его у Бланш!»  Карлик Очо же зевнул,захлопнул книгу и улегся у ног королевы с самым невинным видом,и даже закрыл глаза, делая вид, что заснул.
Рауль де Ноайль вошел в залу и направился по алой дорожке к королю и королеве.По мере того, как он приближался, сердце Доминик колотилось все чаще и отчаяннее…Боже милосердный, как он был красив!..
Раулю было не более тридцати.У него были длинные  вьющиеся волосы цвета норкового меха,такие густые и блестящие, что хотелось запустить в них руку и почувствовать их шелковистую мягкость.На смуглом лице ярко сверкали очень светлые голубые глаза ; длине  черных ресниц герцога  и его изящно очерченным,тоже черным, бровям позавидовала бы любая красавица. Нос у герцога был прямой , рот—неожиданно мягкий и нежный, как у девушки; он улыбался—уж эту белозубую улыбку она узнала бы, подумала  восхищенная Дом, из тысяч других !
На герцоге был  темно-желтый парадный костюм (желтый цвет был очень моден при дворе), весь расшитый  золотом и  белым  и розовым жемчугом сказочной величины. На ногах его были сапоги с золотыми шпорами, гордо позвякивавшими при каждом шаге  молодого человека. На бедрах Рауля, на золотой цепи, висели—слева—меч, справа—кинжал в усыпанных драгоценными камнями ножнах, с золотой рукоятью, в которую был вставлен огромный рубин.                                                                                                                                    Он шел, бросая по сторонам высокомерные взгляды; и все дамы и кавалеры низко кланялись ему.
«Мой муж!...Таинственный герцог Черная Роза!...Загадочный Мишель де Круа!..Рауль де Ноайль!…» Доминик не сводила с него влюбленных глаз. Ей не было дела до того, что кто-нибудь мог обратить на нее внимание…Король, королева, весь двор—ничто, ничто не существовало для нее сейчас, кроме ее Рауля!
Наконец, он приблизился к возвышению и, поцеловав руку короля, подошел к трону королевы. Бланш улыбнулась ему ослепительной улыбкой и, протянув руку для поцелуя, воскликнула:
--Ах, наконец вы здесь, наш несравненный победитель! Мы уже вас заждались!
--Ваше величество, простите , что заставил вас ждать…--сказал Рауль, склоняясь над ее рукой. Доминик вслушивалась в каждое его слово. Его голос…да, низкий, он был похож, очень похож на голоса Черной Розы и Мишеля де Круа!
--Герой имеет право на опоздание…-- с почти  интимной улыбкой негромко сказала королева.—Вчера вы показали чудеса храбрости, дорогой герцог!
--Защищать цвета королевы…какая честь может быть выше этой?
--Да, вы правы…Боже, как давно при дворе не было турнира! И как я соскучилась по  этому зрелищу!..
--Да, ваше величество,--ответил Рауль,-- с тех пор, как началась война в Лангедоке и Провансе…
--Увы! Все наши славнейшие и сильнейшие рыцари были там, включая вас, герцог…А без  них и вас турнир был бы совсем не тем! Сколько же лет прошло с тех пор, как мы смотрели последний раз на бои?..Очо!—И королева толкнула спящего карлика ногой и перешла на испанский,--у тебя хорошая память—когда в последний раз был рыцарский турнир?
--Пять лет и   пять месяцев  назад, ваше величество…Турнир в Сен-Клу…--сказал Очо, открыв один глаз.
--Да, действительно…--прошептала королева, неожиданно отчего-то помрачнев. И, повернувшись снова к Раулю , сказала, опять по-французски:--Он говорит, что не помнит, когда это было, дорогой герцог…
«Значит,Рауль не знает испанского…»--подумала Дом.
Тут неожиданно юный король сказал матери:
--Мадам, если аудиенция закончилась, вы разрешите привезти сюда моего рыцаря? Я хочу потренироваться!
--Конечно, Луи,--с ласковой улыбкой сказала Бланш.—Пусть освободят вам место, чтобы вы никого случайно не ранили, как в прошлый раз…
--Я буду очень осторожен, мадам!—И мальчик, соскочив с трона, крикнул :
--Привезите моего рыцаря! Прошу вас, господа, отойдите все подальше!
Дамы и кавалеры задвигались,  и скоро на середине залы образовалось довольно широкое пространство, куда двое слуг,  в латах и  шлемах,  вкатили чучело рыцаря в полном боевом вооружении и доспехах . Это чучело невольно напомнило Доминик ее рыцаря в Руссильонском замке .С двух сторон к чучелу были прикреплены цепочки, позволявшие его раскачивать .Слуги, опустившись на колени,  принялись делать это, а  Людовик, вытащив из ножен у себя на поясе кинжал и отойдя шагов на десять, начал бросать его в рыцаря, стараясь попасть в ярко-красный круг на его груди. Это было довольно сложно, даже если бы чучело стояло неподвижно; но, когда оно раскачивалось из стороны в сторону, ловкость  и меткость были  нужны  очень большие.
Мальчик очень старался, он метал кинжал, даже высунув язык, что немного насмешило Доминик—это было совсем не по- королевски!
Придворные, почтительно замерев,наблюдали за игрой юного монарха.
Рауль и королева, улыбаясь, тоже смотрели на Людовика.
Этикет был несколько нарушен; и вошедшую в залу девушку в темно-коричневом платье с книгой в руках никто не представил. Однако, едва Рауль увидел ее, он тотчас поспешил к ней и,  нежно взяв под руку, подвел к королеве. Девушка присела в низком реверансе.
--Ах, милое дитя мое, как мы рады, что вы пришли…--проворковала Бланш.—Сядьте возле нас, прелестная герцогиня…
«Герцогиня!...И как с ней нежен Рауль!...Боже, кто это?..»--страшное подозрение шевельнулось в душе Доминик.—«А вдруг это…это—его жена?..»
Обернувшись к своей соседке, маркизе Мадлен де Гризи,девушка, не выдержав неизвестности, обратилась  к ней:
--Скажите мне, мадемуазель, кто эта девушка…которую подвел к ее величеству герцог де Ноайль?
--Это сестра герцога, Розамонда де Ноайль,--отвечала  тихим голоском  Мадлен.
Камень скатился с плеч Доминик… Его сестра!...Розамонда…Розамонда?...Что-то смутно знакомое было в этом имени…Где Дом его слышала? Когда-то, давным-давно…
Ну конечно! Когда она подслушивала разговор Черной Розы и де Брие, в замке отца…
Они говорили тогда о Мари-Флоранс…И Анри де Брие сказал тогда: « …Моя Розамонда тоже набожна и тиха…» Не сестру ли Рауля он имел в виду?..
И Мадлен де Гризи, словно отвечая на мысли Доминик, добавила:
--Несчастная герцогиня до сих пор не может оправиться от своей утраты…Её жених, маркиз де Брие, исчез несколько лет назад…Считают, что он погиб…Бедняжка хотела удалиться в монастырь…но брат запретил ей это.Он обожает свою сестру!
Так и есть! Сестра Рауля была невестой Анри де Брие!..Впрочем , что могло быть естественней? Рауль—Черная Роза…Де Брие—его лучший верный друг…Конечно, герцог  был бы рад отдать руку сестры молодому маркизу…                                                                      Доминик внимательно пригляделась к юной герцогине.Между нею и Раулем не было большого сходства—у Розамонды были светло-каштановые волосы и не голубые, как у брата, а зеленые глаза. Выражение лица у нее было кроткое и спокойное, напомнившее чем-то Дом лицо Мари-Флоранс; только подбородок был неожиданно твердым для мягких черт Розамонды.                                                                                                                                    Значит, Анри де Брие погиб…Красивый,золотоволосый,улыбчивый…Бедный друг Черной Розы!..И маркиз…и Жерар де Парди…Сколько молодых жизней унесла эта война!..
Теперь нежность и душевность, с которой Рауль обращался с сестрой, восхитили Доминик. Он принес ей маленький стульчик и подушечку для ног и усадил с почтительностью и вниманием, как будто это была сама королева. «Какой заботливый и нежный брат!»-- счастливо подумала Дом.
Да, все, все в нем приводило ее в трепет и восторг…Кроме, пожалуй, одного—кольца на его руке не было.
Было и еще одно, что смущало Доминик—если Рауль был так красив, знатен, богат и могуществен, зачем ему было надевать на себя маску, отправляясь на войну в Лангедок? Эта таинственность совсем ему не подходила—он мог , как все достойные и честные дворяне, биться с врагом с  открытым лицом…Здесь была какая-то непонятная тайна…
Вдруг королева , с улыбкой, показавшейся Доминик немного странной, обратилась к Раулю.
--А у нас новость, дорогой  герцог! У нас теперь еще одна статс-дама…Подойдите к нам, графиня де Руссильон! Мы  хотим познакомить вас с нашим первым и лучшим из рыцарей…
Девушка заметила, как вздрогнул Рауль, когда Бланш назвала ее имя.Он круто повернулся—и взгляды его и Доминик встретились…На его лице выразилось изумление—которое, конечно,было наигранным, ведь он же –то есть Мишель де Круа--прекрасно знал, что она направляется ко двору и скоро появится тут…
Но затем изумление сменилось нескрываемым восхищением—и вот это чувство, как тут же решила Доминик, никак не могло быть искусственным. Теперь, когда она видела Рауля без маски или шлема с опущенным забралом, и лицо его не было покрыто грязью и кровью,--он никак не мог скрыть от пристального взгляда Дом своих подлинных чувств…Он был поражен, восхищен и  просто пожирал ее  своими светлыми глазами, пробуждая в душе Доминик самые смелые надежды и мечты…
«Вот сейчас, сейчас он скажет, что я—его жена!...—блаженно подумала она, и глаза ее засияли.—Как изумится весь двор…как оцепенеет королева!...Конечно, это должно быть сейчас!..»
…Но этого не случилось. Лицо Рауля, явно с трудом, вновь приобрело спокойное и почти безразличное выражение и, поклонившись Доминик, он произнес холодным светским тоном:
--Счастлив познакомиться с вами, графиня…--и он вновь повернулся к королеве.
Сияющие глаза Доминик потухли…« Как он может так поступать со мной!..—на смену радости и счастью пришли гнев и горечь.Обычно за ними следовала вспышка бешенства, которая когда-то, в замке Руссильон, заставила ее растоптать стяг Черной Розы и изрезать его плащ...Но Дом, хоть и с трудом, подавила это чувство.—Сейчас не время и не место…Но я найду способ поговорить с ним наедине,—и тогда-то он уже от меня не увильнет!..»
Между тем, юный король продолжал свои упражнения с кинжалом. Латы на чучеле рыцаря были из мягкого металла, и при удачном броске лезвие входило в них на несколько дюймов.
Вдруг он радостно вскрикнул : кинжал попал в центр красного круга на груди рыцаря! Придворные зааплодировали.
--Мадам! Дядя!..Посмотрите—я попал, попал!—и он подбежал к королеве и Раулю и, схватив их за руки ,потащил смотреть на его маленькую победу. Статс-дамы ее величества, вместе с Доминик, также проследовали  на середину залы. Бланш и герцог подошли к чучелу .
--Ваше величество!—воскликнул Рауль.—Такой бросок  воистину достоин награды!
И он отстегнул свой  кинжал с золотыми ,усыпанными драгоценными камнями ножнами и , встав на колено, протянул его мальчику. Но Людовик покачал головой.
--Благодарю вас, дядя,--промолвил он.—Но мне уже обещана награда…и более дорогая!
--Луи,--сказала королева,--нехорошо отказываться…Герцог дарит вам подарок от чистого сердца! Примите же его…не обижайте нашего героя, победителя турнира в Аржантее!
Но юный король опять покачал головой.
--Простите, герцог, но я не приму это…Мадам!---вдруг громко обратился  мальчик к Бланш.—А я знаю,почему Рауль де Ноайль выиграл этот турнир!
--Почему же?—улыбаясь, спросила королева.
--Потому что в турнире не принимал участие герцог де Немюр!
Улыбка сползла с лица Бланш. Оливковое лицо ее вдруг стало зеленым. Рауль прикусил губу.
--Что вы сказали, ваше величество?...—каким-то не своим голосом произнесла королева.
--Что, если бы герцог де Немюр был на этом турнире, он бы обязательно победил, как пять с половиной лет назад!                                                                                                               --Ваше величество,--вмешалась Инес де Луна,--вы были еще слишком малы тогда…Неужели вы это помните?...                                                                                              –Конечно, герцогиня!—сказал Людовик.—Это было  в Сен-Клу… Герцог де Немюр,защищая цвета моей матери, выбил из седла семь рыцарей, включая герцога де Ноайля!
В зале вдруг, как заметила Доминик, установилась гробовая тишина….Что бы это значило? Кто был этот герцог де Немюр, о котором говорил король и одно имя которого заставило побледнеть королеву?..
Но тут двери открылись, и Матье де Монморанси , стукнув трижды  своим золотым жезлом, провозгласил:
--Граф де Родез д’Арманьяк, герцог де Немюр!

0

44

12.Состязание.

    Доминик не была склонна верить в предчувствия; но , когда сенешаль объявил это имя, по спине у нее прошла холодная дрожь.
   Все присутствующие, по-прежнему в полном молчании, повернулись к дверям…
   Вошедший мужчина был одет во все черное с ног до головы. Единственным светлым пятном был орден на его груди, и, когда он подошел ближе, Доминик узнала  этот знак отличия,—тетя Агнесс рассказывала ей о рыцарских орденах,--красный крест в обрамлении серебряных лучей. Этот человек был командором  испанского ордена Сантьяго. «Странно…у французского дворянина—испанский орден!»—мелькнуло у Дом.
И меч, и кинжал на бедрах герцога были безо всяких украшений; но  на его сапогах, также как и у Рауля, были золотые шпоры.
   Вот только у Рауля походка была легкая и непринужденная, и шпоры его весело позвякивали,--а этот рыцарь ,хоть и шел с гордо поднятой головой, но  шел  так, как будто делал над собой какое-то внутреннее усилие; и звон его шпор был мрачен и зловещ.
То ли потому, что он был одет в черное, то ли потому, что в зале для приемов по-прежнему царила гробовая тишина,--но этот человек показался Доминик каким-то злым вестником…Вестником смерти, быть может?..                                                                                  Он был уже настолько близко, что она могла как следует рассмотреть его. И опять озноб прошел по ее телу… Рауль и этот герцог были похожи!..И фигуры, и рост…Герцог де Немюр был , как и Рауль,  смуглый брюнет со светлыми ,но  не голубыми, а серыми , глазами. И у Рауля волосы были темно-каштановые, а у этого мужчины—черные, тоже очень густые  и начавшие седеть на висках.  У Рауля рот был мягкий, почти женственный, а у этого человека—твердо ,даже излишне твердо сжатый, как будто он стиснул зубы, преодолевая некую боль.

Когда Рауль, ее Рауль шел к  королю и королеве, и все низко кланялись ему,—это свидетельствовало о его силе, могуществе и власти; женщины провожали его восхищенными, а мужчины—боязливыми взглядами.
Но, хотя герцогу де Немюру кланялись гораздо ниже,--во взорах женщин Доминик читала ужас и даже нечто, похожее на отвращение.  И это тоже было странно—ведь он был, несомненно, привлекательным мужчиной…Но до Рауля ему было далеко! А мужчины, хотя, казалось, и трепетали перед герцогом, но во многих взглядах Дом уловила что-то вроде презрения…
«Арманьяк Родез Немюр…Я никогда не слышада этого имени…Родез и Немюр…Боже!—вдруг похолодела Доминик.— Как и в имени Рауля, у этого герцога тоже две буквы в имени—Н и.Р!..» Но она тут же опомнилась. «Ведь  де Родез--это графский титул…А не герцогский! И в  вензеле под  герцогской короной буква Р стоять у него не может!»--она почувствовала некоторое  облегчение, когда поняла это… «Если только…если только его ИМЯ не начинается на Р…»
Рыцарь был уже в двух шагах от королевы. Бланш  полностью пришла в себя; вдруг, поразив Доминик неожиданной  сменой маски, она ослепительно улыбнулась герцогу и протянула ему свою руку для поцелуя. Но он, казалось, не заметил  этого и , опустившись на колено, приподнял край ее белого платья и приложился к нему губами. Бланш быстро убрала руку.«Он  сделал это нарочно…--подумала Доминик.—Он же видел, что она протягивает руку…» И опять дрожь пробежала по спине девушки. То, как он поцеловал край платья королевы…Это напомнило ей тут же загадочного крестьянина Мишеля у реки…
Очо за спиной королевы скорчил смешную рожицу и повторил жест королевы.
--Как мы рады видеть вас, наш дорогой кузен!—сказала Бланш, улыбаясь уже немного принужденно.—Как давно вы не были при дворе! Мы надеялись ,что вы будете драться в Аржантее…Говорят, вы были в своих южных поместьях…
--Да, мадам,--ответил герцог, вставая.—Я был на юге.
Доминик вздрогнула. Его голос!..Она была почти уверена…почти—что это был голос Мишеля,—и того, что был у реки, и того,что ехал с де Парди…
Королева назвала его кузеном…Значит, он—ее двоюродный брат?
--Дядя!—радостно воскликнул Людовик, увидев герцога.—Представьте себе—я попал  в грудь  своего рыцаря! А его очень, очень сильно раскачивали!
--Да, ваше величество?—слегка улыбнувшись уголком рта, спросил  де Немюр.—Пойдемте посмотрим на ващу победу!
Мальчик подтащил его к чучелу.
--В самое сердце! Прекрасный удар!..—с видом знатока промолвил герцог.
--Вы помните, что обещали мне, если у меня получится?—возбужденно сказал Людовик.
--Конечно, государь; и он ваш…--И герцог отстегнул свой кинжал в стальных ножнах и с  низким поклоном вручил его королю.
Мальчик вытащил кинжал и, размахивая им, воскликнул:
--Неужели он и правда теперь мой?...Тот самый нож, которым вы убили, защищая моего отца , пять сарацинов?..
--Это всего лишь легенда, государь,--ласково усмехнувшись, сказал герцог.
--Нет-нет!..Мне отец рассказывал! Мадам, правда ведь, так и было, и герцог де Немюр  спас жизнь моему отцу?..
Красиво изогнутые брови королевы  сдвинулись , рот чуть заметно искривился,--она явно была вне себя от злости. Но голос ее прозвучал ровно и спокойно:
--Да, Луи, все так и было…Я тоже помню, как наш супруг рассказывал  эту историю…Герцог де Немюр слишком скромен…Говорят, в метании ножей вам нет равных, кузен!
--Ах, дядя!—Людовик вцепился в руку герцога.—Покажите, как вы умеете кидать кинжал!
--Ваше величество…Мы пойдем фехтовальный зал, и я покажу вам…Но не здесь; здесь не место для подобных забав!
--Почему же нет, кузен?—промурлыкала королева.—Нам всем было бы очень любопытно посмотреть на это…Даже моим статс-дамам!..Но я понимаю вас, герцог; вам одному  неинтересно показывать нам свое искусство…Вам хочется борьбы, победы!.. Кто из моих рыцарей,--и она обвела залу взором,--желает посостязаться с нашим дорогим кузеном?
Все молчали. «Неужели никто не примет вызов?—подумала Доминик.—Если бы я была мужчиной…я бы не стала трусить!»
Но что же ее Рауль?..Уж он-то должен ответить этому герцогу! Черная Роза никогда не был трусом…Глаза ее загорелись;  она взглянула на Рауля. «Если и ОН  не примет вызов…» Но герцог де Ноайль уже шагнул вперед с надменной улыбкой.
--Я желаю,--сказал он. Сердце Доминик радостно затрепетало: она не сомневалась в нем! И была уверена в его победе!..Впрочем…впрочем, герцог де Немюр был, безусловно, опасным противником; Дом  чувствовала  в нем  холодную жестокость  и равнодушие к чужим страданиям…«Он и не в чучело—в живого человека метнет кинжал и не поморщится…»--подумала девушка.
Королева вновь просияла.
--Прекрасно!..Два кузена…Два отважных рыцаря!
«Как? Значит, де Немюр и Рауль—тоже кузены?»--с недоумением подумала Доминик. Хотя это, конечно, объясняло их сходство…
--Ваше величество,--обратился Рауль к  юному королю.—Если этот поединок по всем правилам, то нужен герольдмейстер, который будет следить за состязанием  и определит победителя…
--Конечно, дядя! Я назначаю на эту должность герцога де Монморанси!-- Высокий седой сенешаль подошел и низко поклонился королю.—Надеюсь, господа противники одобрят мой выбор…
Рыцари молча наклонили головы.
--Пусть монсеньор сенешаль определит расстояние , с какого будут метать нож, и выберет оружие для поединка!—сказал Людовик.Он снова уселся на свой трон, и Бланш последовала за ним.С возвышения им хорошо была видна вся часть залы для проведения состязания.
Де Монморанси отмерил двадцать шагов от чучела и положил на паркетный пол свой меч.
--Если кто-нибудь из вас наступит на этот меч, господа, то  будет считаться проигравшим!—объявил он.
Затем настало время выбора оружия. Несколько рыцарей подошли со своими кинжалами; Рауль  также протянул сенешалю свой . Доминик заметила, с каким презрением смотрит на этот изукрашенный клинок кузен де Ноайля.Но тут Людовик подозвал де Монморанси и дал ему нож ,подаренный  де Немюром.
--Лучшего клинка вы здесь не найдете!—сказал король. Сенешаль поклонился его величеству.Спорить никто не решился. Выбор оружия  был сделан.
Теперь осталось определить, с какой частотой раскачивать чучело рыцаря. Бланш подозвала Очо и велела ему принести из музыкальной комнаты метроном. Когда карлик вернулся  с ним, пирамидку  установили рядом с чучелом и задали довольно быстрый ритм.
Глаза юного короля сверкали от предвкушения; он ерзал на сиденье; щеки его горели. Вдруг он воскликнул:
--Мадам! Вы разрешите мне поставить на победителя сто су?
--Конечно, Луи,--ответила королева.—Я тоже хотела бы поставить…на Рауля де Ноайля; вот мой заклад! –И она сняла с левой руки перстень с крупным рубином.
--А я ставлю на герцога де Немюра!—сказал король.Герцог поклонился ему, прижав руку к сердцу.
Тогда все в зале зашевелились; и мужчины начали заключать пари. Дом дрожала от возбуждения…Как ей хотелось тоже крикнуть: «Я ставлю на победу Рауля де Ноайля!»--но женщины не  принимали участие в этом…только Бланш де Кастиль могла сделать ставку…
Но она слышала, как перешептываются  фрейлины и другие дамы…И все они были на стороне Рауля! Впрочем, как и все мужчины…Еще никто в зале не назвал имя де Немюра!
И вдруг рядом с Доминик послышался тихий нежный голосок:
--Ваше величество, разрешите мне поставить…
Дом оглянулась. К ее изумлению, это говорила Розамонда де Ноайль,сестра Рауля!
Королева милостиво кивнула ей. «Конечно, она поставит на победу брата!...»--подумала Доминик. И была поражена, когда услышала:
--Двести су на победу герцога де Немюра!—Розамонда промолвила это тихо, но твердо. Она поставила даже больше, чем король…
Бланш прикусила губу…Но тут же, подозвав герцога де Немюра и улыбаясь, негромко сказала ему:
--Однако, кузен, у вас тут мало сторонников…
--Среди них—сам государь ваше величество…А разве король не стоит  многих тысяч других  союзников?—отвечал ей ,чуть улыбнувшись,герцог. Королева бросила на него яростный взгляд.
И еще один голос раздался за победу герцога де Немюра…Голос этот был знаком Доминик, и, посмотрев в ту сторону, откуда он донесся, девушка увидела барона де Парди. Он увидел ее и улыбнулся ей, наклонив круглую большую голову.
«Барон де Парди!..И ставку он сделал не на Рауля…Что бы все это значило?»
Между тем, все уже было готово к состязанию. Рыцари отстегнули свои мечи, чтобы они не мешали движениям; с помощью монеты была определена очередность, –Раулю выпало метать  клинок первым. Слуги, низко наклонившись, взялись за цепочки и, подчиняясь стуку метронома, принялись раскачивать чучело рыцаря…
Рауль  взял кинжал де Немюра и подошел к мечу-отметке. Доминик залюбовалась им…Как грациозны и  непринужденны были движения молодого герцога! Он напоминал ей леопарда—возможно, из-за своего желтого костюма…В его медлительных неторопливых  движениях чувствовалась скрытая сила ...
Рауль поднял клинок, крепко охватив рукоять длинными пальцами, прищурился, примериваясь к наклонам чучела…Затем герцог слегка  наклонился  вперед, --и  бросил кинжал. Клинок просвистел в воздухе—и все ахнули—он вонзился прямо в центр алого круга на груди рыцаря!                                                                                                                   Рауль оглянулся, и его светлые глаза,сверкавшие  как два аквамарина,остановились на мгновение на Доминик…Он улыбался…Боже, какая у него была красивая, белозубая улыбка!
Присутствующие разразились громом аплодисментов.Дом хлопала вместе со всеми…Как она была счастлива и горда его победой!..Ведь сделать лучший бросок не смог бы никто!..
Похоже, того же мнения была и королева. Она вся светилась от радости.
--Что вы скажете, господин герольдмейстер?—спросила она у Монморанси.—Мне кажется, мы можем даже не продолжать…Герцог де Ноайль победил!
Сенешаль открыл было рот, чтобы что-то произнести, но Людовик, очень серьезный и взволнованный, обратился к нему:
--Герцог, прошу вас, дайте  метнуть нож и  господину де Немюру…
Монморанси поклонился его величеству и громко объявил собравшимся:
--Состязание продолжается!  Теперь бросать будет  герцог де Немюр!
Дом сдвинула брови. Конечно, спорить с королем никто не будет…Но и превзойти Рауля его кузену не удастся, как бы он ни старался!
Что касается соперника Рауля—то ему, кажется, было безразлично, победит он или проиграет. Все это время он стоял ,скрестив на груди руки,с каменным лицом, на котором не выражалось никаких чувств.
Старый сенешаль  взял у Рауля кинжал и передал его герцогу де Немюру.
Рыцарь подошел к отметке…но вдруг оглянулся и подозвал к себе Очо.
--Прошу вас, господин Очо,передвиньте грузик в метрономе пониже,--попросил он карлика. Очо выполнил приказ; метроном застучал быстрее…Быстрее закачалось  на цепочках чучело…И, вместе с метрономом, быстрее забилось сердце Доминик… Что задумал этот человек?..
Но герцог не ограничился  этим;  он еще и сделал несколько шагов назад…
«Он сошел с ума!...—подумала Дом.—Он же ни за что не попадет!..»
Де Немюр держал кинжал левой рукой; но не за рукоять, а за лезвие, и не подняв, как обычно делают при метании оружия, а прижав  клинок к бедру.
Может быть, поэтому  Доминик и упустила тот момент, когда он ,как будто даже не целясь,сделал бросок; а, возможно, потому, что движение герцога было неуловимо быстрым.
Мелькнула серебристая молния—и кинжал вонзился в чучело. Все вскрикнули.Слуги остановили раскачивание…Рукоять торчала из шеи рыцаря с правой стороны, немного наискосок. Клинок так глубоко вошел в металл, что Монморанси не без труда выдернул его из шеи чучела.
Людовик вскочил со своего трона и громко захлопал в ладоши…Все, включая и вновь позеленевшую королеву, последовали примеру юного государя…                                       Де Немюр поклонился их величествам.Он по-прежнему был невозмутим, и ни один мускул не дрогнул на его смуглом лице.
«Какой страшный человек!—мелькнуло у Дом.—Опасный…очень опасный!...» Вокруг герцога  отчетливо и почти ощутимо  витало что-то, вызывавшее  у  девушки ощущение  могильного холода…«Он  и сам как будто встал из гроба…»
--Что вы теперь скажете, наш герольдмейстер?—весело спросил король у Монморанси.
--Ваше величество…--с низким поклоном ответил сенешаль,отдавая королю клинок.—Я присуждаю победу герцогу де Немюру!
--Он достоин ее!—воскликнул мальчик. Он  схватил свою мать за руку и буквально  потащил ее за собой … Они подошли  к чучелу,  и Людовик еще раз посмотрел на отметину на шее, где вонзился кинжал.
--Какой удар, господа!—возбужденно говорил он. Все окружающие вынуждены были согласиться с юным государем и выразить свое восхищение искусством герцога де Немюра.
--Этот удар , безусловно, смертелен, если его нанести человеку,--объяснял старый сенешаль королю.—Удар в сердце не всегда бывает  смертельным; я знавал людей, которые оставались в живых с такой раной…
--Правда, господин де Монморанси?..Как интересно!—воскликнул мальчик.—А вы что скажете, герцог де Ноайль?..
Рауль поклонился королю.
--Ваше величество, монсеньор сенешаль абсолютно прав…Удар в шею  с таким наклоном смертелен!
Герцог де Немюр вдруг повернулся к Раулю и негромко произнес:
--Да, кузен, вам об этом хорошо известно…Когда-то вы сами едва не перерезали мне горло таким образом…
Мужчины обменялись ненавидящими взглядами. Доминик не сводила с них глаз….«Враг Рауля—мой враг!»--сказала она себе.
Королева метнула на герцога де Немюра предостерегающий взор.
--Не шутите так, кузен; его величество может поверить, что вы говорите  всерьез…
--Простите меня, государь,--сказал де Немюр.—Это, действительно, была шутка…причем неудачная.
Придворные, между тем, отдавали заклады тем, кто ставил на его  победу –королю, Розамонде де Ноайль и барону де Парди.
Доминик увидела, как барон принимает кошельки и драгоценности.Он был страшно доволен. Герцог де Немюр подошел к нему, и де Парди, пожимая ему руку, воскликнул:
--Монсеньор! Благодаря вашей победе я сразу стал богатым человеком!
Герцог слегка улыбнулся. Он стоял в профиль к Дом, и девушка увидела над его левой бровью чуть заметный шрам, почти заживший…
«Мишель де Круа!..Это, несомненно,он…Шрам остался от удара Пьера…там, на реке, когда они дрались из-за Снежинки!..»                                                                                         Но..в таком случае, получается, что Рауль—не Мишель?.. Она ничего не понимала.Она была настолько уверена, что именно Рауль изображал рыцаря де Круа… А теперь,оказывается, все ее выводы были ложными! Она попыталась еще раз вспомнить все, что произошло в тот день на реке и на дороге…Мищель—герцог де Немюр!..Как это возможно?..Однако, это,несомненно, так  и было…и то, что де Парди и герцог были друзьями, и то, как ОН поцеловал край платья королевы, и то, что бровь у него была рассечена—все указывало на этого человека, который вызывал у нее какой-то безотчетный страх…
--А вдруг…а вдруг это ОН—Черная Роза?...—от этой мысли Доминик пробрала дрожь.—Вдруг я сделала ошибку?..
  Она пристально всматривалась в де Немюра. Ему подали пояс с мечом, и он надел его. «Меч—с правой стороны…И кинжал он метал левой рукой…Он—левша!»
А  кем был герцог Черная Роза?..Доминик судорожно пыталась вспомнить это.Она видела своего мужа с оружием только один раз…в капелле Руссильонского замка, когда Жерар де Парди принес ему меч из спальни сестричек Дом…И он опоясался им…С какой стороны?.. Она вдруг вспомнила—и вздохнула с облегчением…Меч у Черной Розы висел на левом бедре!..Значит, ее супруг был правшой…как Рауль!
«Как я могла хоть на миг усомниться в этом!»--укорила она себя. Но…но все, что произошло тогда из-за Снежинки…как теперь было объяснить себе ЭТО?..Ведь теория Доминик была стройна и абсолютно логична…И вдруг—все обрушилось!
«А вдруг  у де Немюра что-то с рукой…и поэтому он метал нож левой?»
И она вновь начала разглядывать герцога. «Нет…пальцы все на месте…и сгибаются…нет, он все-таки левша!..»
  Однако, сомнения ее все еще не совсем рассеялись. « Надо также выяснить, как его зовут…и, если не на Р, то тогда я уже твердо уверюсь,что это не он…И к тому же, не надо забывать, что он—кузен королевы…а не короля! И еще надо  подумать, что де Немюр  делал тогда на реке…О,лишь бы его звали не на Р!»

   Да, теперь становится понятно, что ГГ-й немного не Рауль. o.O

0

45

Lady in White написал(а):

Доминик тоже интересная героиня, только меня немного удивило, как она могла полюбить Чёрную Розу после такой-то ненависти

Ой, от любви до ненависти, как известно, один шаг! А уж в возрасте Доминик так тем более...

Lady in White написал(а):

Жаль было, когда убили де Брие

Да, колоритный герой был, я бы хотела его еще разок повстречать в книге...

Дебора написал(а):

Я чувствую, ты меня где-нибудь подловишь, с моими ляпами.

На этот счет можешь не волноваться: я мало знаю о той конкретно эпохе, хотя Дюма здорово помог мне разбираться во всей этой французской истории вообще. К тому же я очень лояльно отношусь к манипулированию историческими фактами, так как мы, писатели, не историки, от которых требуется железное, непогрешимое использование исторических дат и событий, мы фантазеры, базирующие свои истории на исторических фактах. Даже известные писатели ( тот же Дюма ) частенько подстраивал историю под себя... http://forumupload.ru/uploads/0000/6f/14/9430-3.gif

0

46

http://forumupload.ru/uploads/0000/6f/14/1507-5.gif Этого просто не может быть! http://forumupload.ru/uploads/0000/6f/14/1507-5.gif Теперь я склонна предполагать, что это Рауль любовник королевы... На это многое указывает, а в первую очередь то, что он защищал цвета королевы на турнире, а Черная роза, как известно, любви королеве не питает, значит и лицемерить так бы не стал ( он ведь главный герой! ). Но кто бы мог подумать!!!

Дебора написал(а):

густые  и начавшие седеть на висках

А сколько лет де Немюру?  http://i003.radikal.ru/0802/fd/43f0d5bf1a4c.gif

Дебора, у меня от этих двух прочитанных глав просто нервный срыв случился: придумать Такое!.. Невероятно.
И вообще все так здорово написано, что вовсе и верится даже, что ты мало знаешь ту эпоху, как говоришь; свежо, очень свежо. Я покорена... И мечтаю о продолжении! http://i015.radikal.ru/0803/f4/ecd00702fa0a.gif

Отредактировано Клэр (31-01-2010 02:02:21)

0

47

Дебора, ты молодец!! Такое придумала...  http://forumupload.ru/uploads/0000/6f/14/1496-4.gif  Так всё закрутилось... Значит, это де Немюр Чёрная Роза... А Рауль так восхищённо смотрел на Дом, небось уже планы на её счёт какие-то строит, он же думал, что она не красивая... И тот турнир в Сен-Круа, думаю, там-то и случилось что-то очень важное, может, даже из-за этого герою пришлось "стать" Чёрной Розой http://forumupload.ru/uploads/0000/6f/14/9429-2.gif В общем, я с нетерпением ожидаю продолжения!!!

0

48

Девочки, спасибо. Извините, что выкладываю помалу, но это объясняется довольно просто. Хочется отзывов, а я много раз посылала роман одним пакетом, а потом--ни ответа, ни привета. Комментов никаких, даже на уровне самого простого--понравилось-не понравилось. Немного обидно. Поэтому буду сериалить помаленьку.Надеюсь, интересно будет до самого конца. :rolleyes:

                                                        13.Соглядатай.

    Королева сказала:
--Подойдите к нам, наш дорогой кузен! Его величество хочет кое-что спросить у вас…
Герцог де Немюр приблизился.
--Дядя!—воскликнул Людовик.—Посмотрите, сколько я  всего выиграл!—У ног мальчика  на возвышении лежали кошельки, цепи и кольца проигравших пари кавалеров.—Что мне со всем этим делать?
--Если, государь, вы позволите мне дать вам совет…--Людовик кивнул.—Герцогиня Розамонда де Ноайль , как мне известно, посещает больницы и приюты для детей бедняков; ее милосердие и неутомимость в помощи всем несчастным ,сирым и убогим известны всему Парижу…
--Я  понял, герцог, и благодарю  вас  за этот совет…--сказал юный король, и обратился к Розамонде:
--Прошу вас принять мой скромный вклад в ваши добрые дела, герцогиня де Ноайль.
Сестра Рауля низко поклонилась мальчику.
--Ваше величество,благодарю вас и принимаю ваш дар…--А де Немюру она сказала с ласковой улыбкой:--Воистину, кузен, ваша победа сегодня—промысел Божий…Поверьте, Господь , который все видит—на вашей стороне!
Герцог склонился над ее рукой и нежно и почтительно поднес ее к губам. Доминик взглянула в этот миг на Рауля…Его передернуло; лицо его исказилось жгучей ненавистью…Но он тут же вновь постарался вернуть себе невозмутимый вид.
Бланш вновь обратилась к де Немюру:
--Встаньте здесь, рядом с нашим троном, милый кузен Робер…--Первую и последнюю букву его имени она произнесла,  сильно грассируя.
«Робер!..Значит, его  имя все-таки начинается  на  Р!..--и опять Дом была в смятении.—Робер де Немюр!..»
Герцог встал справа от трона королевы. Бланш немного  наклонилась в его сторону и, вдруг перейдя на испанский, сказала:
--Вы уже видели нашу новую статс-даму, кузен?..Вон она стоит, слева,возле Мадлен де Гризи..Ее зовут графиня  Мари-Доминик де Руссильон, она из Лангедока…Это имя вам ничего не напоминает?..
Де Немюр слегка повернул голову , и его светло-серые глаза на мгновение остановились на Дом.
--Красивая девушка, не правда ли?—мурлыкала королева.--Правда, похоже, глупа как пробка и неуклюжа, как простолюдинка…Но что поделаешь…каким манерам и уму можно научиться в глухой провинции?..
Доминик отчаянным усилием воли сохраняла на своем лице неподвижное равнодушное выражение, делая вид, что не понимает, о чем говорит  Бланш…« Какая мерзкая женщина!...»
Герцог закусил губу. Доминик заметила это. Ее охватила холодная ярость. « Он кусает губы, чтобы не засмеяться…Ему смешно…Они оба насмехаются надо мной!..                        Но  ЕГО в этот момент она ненавидела  даже больше. Не он ли там, на берегу, когда изображал крестьянина, говорил,что когда-нибудь поможет ей?.. А потом, будучи уже Мишелем де Круа, советовал ей не ехать ко двору королевы, где царят подлость,разврат и лицемерие… «А сам-то оказался первым из всех лицемеров!.. Низкий негодяй!..» Она  теперь страшно жалела, что не убила его тогда, у реки… « Сейчас я пустила бы стрелу ему в грудь, даже не задумываясь!»
--Впрочем,--продолжала,улыбаясь и  все так же на испанском,королева, не сводя глаз с лица де Немюра,--все мои фрейлины глупы, хоть и красивы…Выдавать их замуж—одно удовольствие! И, я надеюсь, мы и этой глупенькой провинциалочке найдем подходящего мужа…--Она хорошо знала герцога и видела, что ее слова попадают в цель. Она торжествовала…Он был задет—и даже сильнее, чем она могла  предположить!--Похоже, юная графиня уже произвела неизгладимое впечатление на  многих в этом зале! Она, кажется, довольно богата…ну и, как  приятное дополнение к приданому нашей новой фрейлины, будут ее  красота и невинность…Кстати!—И  Бланш  подозвала герцогиню де Луна и перешла снова на французский.—Мадам герцогиня, пусть мадемуазель де Гризи отведет нашу новую статс-даму в розовую комнату…
Инес де Луна наклонила понимающе голову. Затем она подошла к фрейлинам и сказала:
--Маркиза де Гризи! Ее величество приказывает вам отвести графиню де Руссильон в розовую гостиную!
--Пойдемте, графиня…--прошептала маркиза.Она низко опустила голову, но Доминик заметила, что она сильно покраснела.
С одной стороны залы для приемов находились три двери. Мадлен открыла самую ближнюю справа  и ввела  туда Дом.                                                                                      Комната была небольшая ; справа висело на стене большое , в человечекий рост,дорогое венецианское зеркало в золоченой раме .Рядом с зеркалом стояла широкая ,обитая розовым бархатом, оттоманка.От входной двери ее отделяла большая ширма. Напротив зеркала ,слева,у стены, стояло кресло черного дерева, в очень  высокой спинке которого , на уровне человеческого лица, была искусно вырезана львиная голова с клыкастой пастью и  отверстиями вместо глаз. Раздвинутые портьеры на окнах и обивка стен  были из розовой парчи.
Комната эта чем-то сразу не понравилась Доминик.Она недоумевающе оглядывалась вокруг, и, наконец, спросила:
--Зачем мы пришли сюда, маркиза?
--Видите ли…--краснея как рак,пролепетала Мадлен.—Желание нашей королевы—чтобы служащие ей статс-дамы были невинными девушками…Ее величество любит выдавать их замуж…
--Ну и что? –спросила, все еще непонимающая, Дом.
--Королеве надо убедиться, что вы—девственница, милая графиня…
--Надо убедиться?...—чуть не задохнулась возмущенная  и тоже покрасневшая Доминик.—Она что же…лично будет убеждаться в этом?..
--Нет,нет, графиня…Вас осмотрит наша первая статс-дама, герцогиня де Луна…О,не бойтесь,это не больно и совсем не страшно…Вы просто должны лечь на эту оттоманку на спину и приподнять юбку…Это займет полминуты, уверяю вас…
Дом растерянно и гневно смотрела на пылающее лицо маркизы.
--Вы…не шутите?
--Поверьте, графиня…даю вам  честное слово, что мы все проходили через это…Все фрейлины королевы…Ложитесь, прошу вас…Герцогиня вот-вот придет…
Но тут дверь открылась и вошла Инес де Луна.
--Мадлен де Гризи! Пусть графиня де Руссильон разденется…Помогите ей!
--Разденется, мадам?..
--Да; снимите с нее всю одежду…всю, вы поняли?..И поскорей; мне некогда; я вернусь через пять минут!—И герцогиня быстро вышла.
Доминик стала пунцовой. Она задыхалась от гнева. « Какое унижение!..Мой  отец в нашем замке никогда никому  не позволил бы так обращаться  даже  с самой последней из служанок!..Неужели такое возможно…здесь, в королевском дворце?...Раздеться догола и позволить ощупывать себя, как какую-то скотину!..Ах, тетя Агнесс, почему ты не сказала мне, что ждет несчастных статс-дам в первый же день их пребывания при дворе?..Я бы ни за что не поехала в Париж!..»
Ей захотелось выскочить из этой мерзкой розовой комнаты и послать их всех к черту…Рот ее тут  же наполнился кислой слюной—воспоминание о лимонах…«Да, именно к черту!—тем не менее твердо повторила она про себя.—И герцогиню де Луна…и королеву…и герцога де Немюра…И послать их на чистейшем испанском языке! Чтобы все они позеленели !!!»
Но… в таком случае,её, конечно,выставят из дворца, причем навеки вечные…А, возможно,велят покинуть и столицу…И тогда—как и где она сможет встретиться с Раулем де Ноайлем? Нет…придется подчиниться…В конце концов,это дело полуминуты…Я потерплю!—сказала она себе.
Стиснув зубы, Доминик позволила маркизе де Гризи снять с нее платье, под которым, поверх нижней рубашки , на бедрах, висел тонкий кожаный пояс с вставленным в него маленьким узеньким кинжальчиком. Дом расстегнула и сняла пояс и положила его на край оттоманки.Затем она сняла нижнюю рубашку.Теперь она осталась  совершенно обнаженной.
Доминик поглядела на себя в высокое зеркало. В нем отражалась стройная девушка , с ослепительно белой кожей,осиной талией и высокой полной грудью. Мадлен де Гризи с искренним восхищением рассматривала ее.
--Как вы прекрасны, мадемуазель!—с какой-то затаенной грустью прошептала маркиза.
В эту минуту вновь вошла Инес де Луна.
--Ложитесь на спину, графиня! А вы свободны,маркиза де Гризи!
Дом легла на  мягкую оттоманку.
--Раздвиньте ноги…Пошире..Вот так.—Девушка почувствовала, что палец герцогини проник в узкое отверстие между ее ног. Это было очень неприятно, хотя и не больно.Но вот палец  вошел глубже—и Дом, не выдержав,слабо вскрикнула от неожиданности и болезненного ощущения надавливания жесткого пальца на что-то внутри ее тела.
--Прекрасно!—сказала герцогиня, выпрямляясь  и брезгливо вытирая руку батистовым платком.—Вы можете одеться, графиня…--И она быстро вышла.
Доминик встала .Щеки ее пылали. Хотя осмотр и длился несколько секунд,у девушки было чувство, что ее просто вываляли в грязи. «И герцогиня…и королева…Они мне обе отвратительны!»
Она медленно взяла в руки рубашку…И вдруг услышала какой-то шорох позади себя! Дом оглянулась.Шорох доносился из-за кресла с львиной головой…Кто-то находился там…И подсматривал за Доминик!..
Луч солнца падал прямо на спинку кресла –и потрясенная девушка вдруг увидела, что из отверстий на месте глаз льва на нее  кто-то смотрит … Два светлых глаза!
Не помня себя от бешенства, Дом выхватила из пояса свой маленький кинжал и швырнула его в кресло…Бросок получился не хуже, чем у герцога де Немюра—клинок вошел как раз в одно из отверстий!.. Но, похоже, соглядатай все-таки успел ускользнуть раньше; иначе он бы завопил от боли…
Доминик подбежала к креслу и выдернула из дыры кинжал…Она наклонилась и посмотрела в отверстие—но там было абсолютно темно…Тогда девушка попыталась сдвинуть кресло, чтобы увидеть,что скрывается за ним…Но, то ли оно было очень тяжелым,то ли было как-то приколочено к полу—ей не удалось передвинуть его даже на полдюйма.
Дом вся дрожала…но не от холода,нет !Ее охватила дикая  ярость…Девушка понимала, что все,происходившее с нею здесь,было подстроено…И подстроено, несомненно, королевой!..
Но кто подглядывал за обнаженной Доминик ? Явно кто-то из особо приближенных к Бланш де Кастиль….Светлые глаза…У кого они могли быть?...У королевы,герцогини де Луна, карлика Очо, у самого короля—у всех были темные глаза!
Ответ напрашивался сам собой—это могли быть либо Рауль де Ноайль…либо кузен королевы, герцог де Немюр!..И, конечно,это был последний!..
Рыча, Доминик начала колоть кинжалом стены справа и слева , и даже над  креслом…Но они явно были каменные,и она лишь  иступила лезвие и изрезала розовую обивку.Однако, там был потайной ход…И соглядатай ушел по нему…А, может быть, шпион прячется теперь где-нибудь в другом месте , за другой стеной…И все еще смотрит на нее?...И гнусно усмехается над ее бесплодными усилиями?.. Не за зеркалом ли он?..
Доминик подбежала к зеркалу и замахнулась кинжалом…Еще секунда—и осколки дорогого стекла усыпали бы пол комнаты…Но девушка опомнилась и остановилась. «Тот, кто смотрел на меня из-за кресла—уже все увидел…» Эта мысль отрезвила Дом. Стуча зубами,она натянула на себя  нижнюю рубашку, надела пояс и влезла в платье. Кое-как приведя себя в порядок, она вышла из проклятой комнаты.
….В зале для приемов придворные разговаривали и пересмеивались, разбившись на кучки…Дом обвела залу глазами…Герцога де Немюра, Рауля де Ноайля и самой королевы здесь не было.

                                               14.Кузен и кузина.

   Проводив взглядом Доминик и Мадлен де Гризи, которые направились в розовую гостиную, Бланш сказала герцогу де Немюру:
--Дорогой кузен…Мне надо сказать вам несколько слов наедине…
Она встала и , сойдя с возвышения, подошла к двери комнаты  ,находящейся посередине,слева от той, в которой скрылись фрейлины. Герцог молча следовал за ней.
Поскольку он оставался с королевой наедине,ему пришлось отстегнуть пояс с мечом и отдать его подошедшему  сенешалю де Монморанси.
Сенешаль  с поклоном открыл дверь комнаты. Бланш оглянулась и бросила выразительный взгляд на герцогиню де Луна.. Обернулся и де Немюр. Он заметил, что Рауль де Ноайль смотрит на него со злорадной усмешкой. Очередная интрига…Что они с королевой задумали на этот раз?..Пальцы  герцога  машинально скользнули по бедру, ища рукоять меча. Но он тут же улыбнулся  сам себе: кто бы мог поверить, что он,один из сильнейших и  храбрейших рыцарей французского королевства,опасается оставаться безоружным наедине с Бланш де Кастиль?..
Де Немюр прокручивал  в уме сложившуюся ситуацию...Интрига началась с приглашения Доминик де Руссильон ко двору, причем лично королевой.Приглашения, которое девушка—увы!—приняла, непонятно почему…
И вот Доминик здесь…И сейчас Бланш обратила на это его внимание и заговорила о ней…Королева прекрасно знала, что он женился—и как зовут его жену. Следовательно,знала Бланш и то,что Доминик де Руссильон—просто сестра его жены; девушка, в общем, совершенно чужая ему…
Но королева как-то особенно говорила с ним о ней, словно что-то хотела выведать у герцога…И, кажется,ей это удалось. Он не сдержался, не сохранил хладнокровие и не смог скрыть своих чувств…А ведь, если бы он показал Бланш свое полное безразличие к Доминик,--девушку наверняка оставили бы в покое…
Зачем ее повели в эту комнату?..Он мог об этом только догадываться…Но то, что ее хотят как-то унизить, было несомненно…Ему стало физически больно,когда он подумал об этом, как будто сердце его прокололи  тонкой и острой иглой.
«Доминик…Мне следовало сделать вид,что ты мне абсолютно безразлична…Но теперь Бланш видела мое волнение…О, эта страшная женщина умеет  искусно расставлять ловушки!.. От меня тоже не ускользнуло торжество в ее глазах! Королева поняла, что ты мне нравишься…И теперь ты, моя прекрасная рыжая бестия,в опасности…И гораздо большей, чем я…Меня они не посмеют тронуть, помня о документе в моих руках…»
Все это промелькнуло в голове герцога, как молния. Он и Бланш вошли в гостиную, и сенешаль затворил за ними дверь. Как только де Монморанси сделал это, герцогиня де Луна вместе с Раулем де Ноайлем проследовали в крайнюю слева комнату, именовавшуюся голубой гостиной. Через полминуты первая статс-дама вышла оттуда уже одна.
  Комната же, куда вошли королева и де Немюр, была выдержана в мрачных фиолетовых тонах и была почти пуста.Такое же кресло с высокой спинкой , как и в гостиной, куда отвели Дом, стояло и тут, но только слева от входа—кресло-близнец.
Справа у стены стоял диванчик. Королева не села в кресло, а опустилась на этот  диванчик ,указав герцогу место рядом с собой. Но де Немюр остался стоять,скрестив на груди руки и пристально глядя на Бланш.
Видя, что он не собирается  садиться около нее,Бланш подняла на него свои большие карие глаза и спросила самым кротким тоном:
--Почему вы не садитесь?..Вы боитесь меня,дорогой кузен?
--Мадам…Вы прекрасно знаете,какие чувства я к вам испытываю,--осторожно ответил герцог.Эта тема была слишком болезненна для него….Впрочем, одно присутствие рядом этой женщины доставляло ему боль!
--Давайте приступим прямо к делу,--сказал де Немюр.—Зачем вы меня сюда позвали?
Она печально улыбнулась.
--Боже мой, как вы прямолинейны!..Но, если вам угодно…Я пригласила вас сюда, милый кузен,чтобы выразить вам свое соболезнование…Мне уже известно, что ваша супруга, Мари-Флоранс де Руссильон…--не так ли ее зовут?..—ушла в картезианский монастырь…Сочувствую вам, Робер! От всего сердца!
Он хорошо ее знал…И все же, какой прекрасной актрисой она была! В голосе и лице Бланш  были искреннее участие и сострадание…
--И что же вы теперь намерены делать, мой дорогой кузен?—спросила она тихо, и чуть не слезы сверкнули на ее глазах.
Герцог заколебался…Конечно, это игра…Но, с другой стороны—не лучшее ли сейчас время для его просьбы? Бланш видела, что король на его стороне…что у него еще остались верные друзья и союзники…И, в конце концов…не могла ли она, действительно, искренне сочувствовать ему?
И он произнес:
--Ваше величество, я бы хотел обратиться к вам с просьбой…
--Ах, милый Робер!..Все, что угодно!..Разве я  хоть В ЧЕМ-ТО когда-нибудь ОТКАЗЫВАЛА вам?..
Двойной смысл этих слов был слишком понятен герцогу…Но отступать было поздно, и он сказал:
--Я  хочу обратиться с прошением к Папе , чтобы он освободил меня от брачных уз с Мари-Флоранс де Руссильон.
Королева помолчала, словно обдумывая его слова и, наконец, грустно кивнула головой:
--Да,дорогой кузен…Вы правы…В вашем положении—это единственный выход…
  Безумная надежда овладела герцогом…Если бы он смог получить развод…и Бланш не воспрепятствовала бы этому!..
--Да,--продолжала между тем королева,--я прекрасно вас понимаю…Жена—монахиня!..Что может быть ужаснее!..Вы останетесь связанным с нею до конца вашей—или ее—жизни!..У вас не будет наследника!..И, в случае вашей кончины,--ваще имя и все  состояние перейдут к кузену,  герцогу Раулю де Ноайлю, которого вы… немного недолюбливаете…
«Недолюбливаю!»--усмехнулся про себя де Немюр.
--Конечно, дорогой Робер…Нельзя допустить, чтобы ваше славное гордое имя перешло не к прямому потомку…Итак—вы хотите подать прошение Его Святейшеству?
--Да, мадам…И, если вы меня поддержите…я думаю,мне удастся получить развод.
--О, милый кузен!..—промурлыкала Бланш.—ВАС я готова поддержать…чем только смогу! ВАС—но не герцога Черная Роза!—Она неожиданно сбросила маску , и герцог увидел лютый огонь ненависти и злобы,горевший в ее глазах.—Вы были прощены—королем и мною!..Но Черную Розу я никогда не прощу! Слышите—никогда!..
Он даже отступил от нее, так исказилось яростью ее красивое лицо.
--И, мой дорогой Робер,--прошипела она,--если вы подадите прошение…Его Святейшество узнает, кто скрывался за именем Черной Розы!
Как герцог мог быть так наивен и доверчив, что поверил в ее сострадание!..Эта женщина не ведала пощады…Его надежда рухнула.
Но Бланш овладела собой и сказала ему неожиданно совсем другим, мягким и нежным  грудным голосом,—и этого ее  голоса он  боялся гораздо больше, чем  самых страшных  угроз  и гнева королевы:
--Впрочем, милый Робер…Я бы могла все же помочь вам…И взамен я хочу совсем немногого…Если вы уступите, клянусь честью…нет, жизнью! И своей…и своего сына Людовика…я помогу вам!..Я не буду препятствовать вашему разводу…Робер!...Мой прекрасный, мой храбрый рыцарь!..
И она встала и , подойдя  почти вплотную к нему, подняла руку, чтобы коснуться его лица…Но он отшатнулся от нее, словно перед ним была какая-то ядовитая гадина.
Бланш закусила губу.
--Неужели я настолько вам противна?..Когда-то мы были так  близки, вы так по-братски любили меня!…Кузен и кузина…юные, доверчивые, наивные ,пылкие!..Неужели все это исчезло…Растаяло?..Я знаю, что нет!..Что, несмотря на все, что было между нами…Вы все еще, в самой глубине  вашей души,  любите меня…О, поверьте…то, чего я прошу от вас, окажется раем!..
--Вам мало вашего Рауля?
--Он хорош…и неутомим!..Но, вы полагаете, только вас, мужчин, тянет к недоступным красавицам?...И с нами, с женщинами, это тоже случается…И мы хотим тех, кто не уступает…И наше желание бывает в таких случаях  еще сильнее…Робер!..Я столько лет, столько долгих лет вожделею вас!..Согласитесь…и вы  освободитесь от вашей жены…
     Соблазн был велик…И герцог заколебался… Бланш следила за выражением его лица горящим взором.                                                                                                                               « Да, от Мари-Флоранс я освобожусь…--думал он.--Но попаду в рабство еще более худшее…И пятно этой гнусной связи навсегда ляжет на меня…Нет, нет, лучше смерть, чем такой позор!..»
И он сказал:
--Нет, мадам…Я отказываюсь.
--В таком случае,--прошипела она, мгновенно вновь превращаясь в фурию,--в таком случае, дорогой герцог…Я  внесу в мой часослов молитву о  здоровье вашей драгоценной супруги!.. Пусть она живет долго…очень долго!..О, эти стойкие в вере монахини так быстро не умирают!..Она может прожить еще двадцать…тридцать лет!.. И, когда вам стукнет шестьдесят, милый Робер, и вы станете  седым стариком, скрюченным , с трясущейся головой…Вы вспомните эту минуту…
Он гордо вскинул голову.
--Вспомню…И не устыжусь!
--Так, значит, связь со мной постыдна для вас?..Так вы боитесь позора?..—задыхаясь от злобы, спрашивала она.—Разве его вам мало?...Разве вы не видите, как женщины шарахаются от вас, как от зачумленного…Как вас презирают мужчины?...Вы забыли все, в чем вас обвиняют?..Так я напомню вам!..
--Мадам…
--Нет уж, слушайте!..Разве не вы восемь лет назад, в своем замке Фонтене, изнасиловали  за пять дней до свадьбы свою невесту, маркизу Эстефанию де Варгас, которая   после этого выбросилась из окна?..
Он побледнел как мертвец. Эстефания!...Он вспомнил ее, свою первую любовь…Веселая, смешливая, неугомонная  Эстефания!.. Ее черные волосы…голубые глаза…И она же—лежащая на плитах двора, как изломанная  чьей-то жестокой  рукой кукла…С неестественно вывернутой шеей…Вспомнил, как подбежал к ней и перевернул ее …Как страшно было изуродовано ее прекрасное лицо!
Бланш не спускала  глаз с де Немюра, следя за малейшими  подергиваниями мускулов на его лице. Она видела его страдания—и наслаждалась ими!
--Итак, вы помните…--продолжала она.—Это  ваше преступление удалось замять…Сказали, что ваша невеста якобы оступилась и случайно упала вниз…Но вот прошло несколько лет—и вы совершаете еще более страшное…И покушаетесь уже на мою честь!..
Тут, конечно, он мог бы возразить…Но какой в этом был смысл?..Оба они прекрасно помнили, как все было на самом деле…
--Подобное преступление грозило вам смертной казнью…Но мой супруг пощадил вас—вы были его кузеном, любимцем, человеком, не раз спасавшим ему жизнь!.. И. в конце концов, вас помиловали…И вот—мы решили найти вам невесту…достойную и прекрасную девушку, заметьте! Подальше от двора—чтобы слухи о ваших ПОХОЖДЕНИЯХ не дошли до ее ушей…Вы женитесь на ней…И что же?...Она вдруг уходит в монастырь!..Вам не приходило в голову, мой милый кузен, почему ваша жена ушла туда?..
Он снова побледнел.
--Да потому, что узнала о вас и ваших зверствах, дорогой Робер!..
Да, он думал об этом…Скорее всего, Бланш была права…
--Жизни с таким чудовищем, как вы, несчастная Мари-Флоранс предпочла вечное затворничество!.. Нет женщины во французском королевстве…и не только в нем…которая бы согласилась стать вашей!.. Разве только какая-нибудь дешевая шлюха…Из тех, которых  вы посещали в  Нарбонне!
Он не выдержал.
--Зачем же ездить так далеко?..Шлюх, и дешевых, и при дворе достаточно!..А некоторым , мадам, даже платить не надо,—они сами предлагают мне себя!
Он смотрел прямо на Бланш. Она размахнулась и хотела ударить его по лицу, но он увернулся. Они глядели в глаза друг  другу, тяжело дыша, оба испепеляемые ненавистью.
  Но настроение королевы опять резко изменилось. Она вновь опустилась на диванчик, и совсем другим, небрежным тоном , промолвила:
--Кажется, сестра вашей жены вам небезразлична?..Такая прелестная девушка!.. Мы позаботимся о ее судьбе…Чтобы она не повторила участи своей бедной  сестры! Найдем ей достойного честного супруга…с незапятнанным именем…Вот ваш кузен, например…Неженат…красив, как Аполлон!..И имя его не менее благородное, чем ваше!..
   Так вот что они задумали…Выдать Доминик за  Рауля!..Любовника Бланш! Человека без совести и чести…который был виновен во многих преступлениях!..
--Нет женщины, которая не устояла бы перед Раулем…---с мягкой улыбкой говорила королева.—Он знатен, богат, щедр…А какой он прекрасный любовник!.. И, мне кажется, юной графине де Русильон он очень, очень нравится…Я видела, как она смотрит на него…
И опять лицо де Немюра исказилось страданием…Слушать все это было невыносимо!..
--Если вы, мадам, попробуете только причинить зло этой девушке..—начал он, делая к ней шаг.
--Вы мне, кажется, угрожаете, дорогой кузен?..Что вы сделаете?.. Предъявите королю ваш документ?...Но вы забыли, герцог, что вы поклялись честью—вашей честью!—что эта бумага попадет в руки Людовика только в том случае, если опасность будет грозит вам, вашей жене или детям…Но никак не вашей золовке…свояченице…или как там называется ваша весьма отдаленная  родственная связь с этой девушкой!.. Она вам никто—никто!—и вы не можете нарушить ваше слово…Если уж так дорожите им…
     Он отступил, дрожа. Она была права! Он поклялся…И не мог нарушить свое обещание…Доминик!..Как мне спасти тебя…вырвать из лап этих чудовищ?...
--Но, кажется, мы заговорились…--сказала, вставая, королева, переходя на испанский.—Я больше не задерживаю вас, мой дорогой Роберто…
--Прощайте, мадам…--и он сделал движение, чтобы уйти.
--Бланка…Скажите—Бланка…--вдруг просящим голосом прошептала она.
Он вновь повернулся к ней и скрестил руки на груди.
--Я не знаю этого имени, мадам…
--Разве раньше вы не называли меня так?.. Ну сделайте хоть эту уступку…В память о нашем прошлом…Просто—Бланка…
Но он покачал головой и повторил:
--Это имя мне неизвестно…
И снова она пришла в бешенство, и воскликнула с неистовой злобой:
--Вы не знаете этого имени?..Но оно выжжено на вашей груди, герцог де Немюр!..
Он вновь отшатнулся от нее…Но мгновенно пришел в себя и ответил ей равнодушным  спокойным голосом:
--Да, это правда…Но вы никогда не сможете выжечь его в моем сердце, мадам…
   И, не поклонившись ей, вышел из комнаты.

                                               15. Друзья и враги.

   Герцог де Немюр вышел из гостиной и остановился посреди залы. Он чувствовал, что лицо его пылает, как будто королева все же надавала ему пощечин…Зачем, зачем он вернулся ко двору?..Не лучше ли было затвориться в одном из своих замков…и никогда не возвращаться в Париж?..Что влекло его сюда?...
Но он знал,что,--вернее, кто…Рыжеволосая красавица, Доминик де Руссильон!.. Девушка,которую он полюбил с первого взгляда, там, на реке, когда она целилась в него из лука…И вот теперь она в опасности, вокруг нее уже сплетена сеть…а он не в силах помочь ей! Разве она поверит ему…ему, от которого, как сказала Бланш, женщины шарахаются, как от прокаженного?..Возможно, Доминик уже рассказали о нем…И тогда он не сможет даже приблизиться к ней!
Он обвел глазами залу, ища девушку…Вон она стоит, среди фрейлин королевы…И смотрит прямо на него…С ненавистью…Да, о Боже, с такой ненавистью…и с таким презрением!..Значит, она уже знает…Ей сказали о нем…О,это уже слишком!..
Чаша его мук была переполнена…Он отвел свой взор от пылающих ,потемневших почти до черноты синих глаз Доминик и опустил голову. « Бросить все им…имя, состояние, богатства…И уйти в монастырь…следом за своей женой!..Или…или лучше вернуться к себе во дворец —и вскрыть  себе вены в ванне!..Зачем мне жизнь, если в ней одни страдания…и это будет длиться вечно…»
Но он тут же сказал себе презрительно: «Трус!..Жалкий трус!..Вскрыть вены…уйти в монастырь!...Прекрасно, герцог де Немюр! Герцог Черная Роза! Вперед—к бесславной смерти!..Нет, я еще нужен здесь…Король юн, добр и благороден…И он должен таким остаться! Он похож на своего великодушного честного отца, а не на эту змею—свою мать…И Доминик…Разве могу я бросить ее …отдать им на растерзание?...Королева  и герцогиня де Луна будут наверняка унижать ее…Как маркизу де Гризи, которую, говорят, Инес при всех хлестала по щекам…Хотя, конечно,Доминик не позволит так с собой обращаться…Она не станет стоять и молчать—а ответит ударом на удар! И Розамонда де Ноайль…Несчастная невеста моего друга Анри!..Возможно, и ей нужна будет помощь…Все считают, что Рауль не отпустил ее в монастырь  из  братской любви …А он ищет ей жениха—познатнее,  побогаче и помогущественнее..Торгует ее красотой, как крестьянка на базаре!.. Нет, я останусь…и мы посмотрим, кто кого! А теперь, дорогой герцог…Выше голову!.И улыбайтесь…улыбайтесь, как победитель, а не как побежденный!»
И де Немюр вскинул голову и ослепительно улыбнулся, обводя  светло-серыми глазами залу.И , когда он шел к выходу, высокомерный и спокойный, все расступались перед ним  с низкими поклонами…
Доминик же проводила его взглядом, который , будь он способен убивать, просто испепелил бы герцога…Когда он вышел из комнаты, соседней с той, где ее так унизили,—она уверилась окончательно, что подглядывал за ней из-за кресла именно он…И вид у герцога был  соответствующий,---щеки его горели, он тяжело дышал…взглянул на нее—и сразу же отвел глаза и опустил голову… «Мерзавец!..Гнусная скотина!..Ненавижу!...Ненавижу!..»--повторяла она про себя. У нее вид был не менее возбужденный, чем у герцога. Она то краснела, то бледнела, и глаза ее горели бешенством и неутоленной жаждой мести.
Вдруг Доминик кто-то тронул за руку.Это был карлик Очо.
--Что с вами, прекрасная сеньорита?—тихо спросил он.—На вас лица нет!
--Ах, сеньор Очо…--пробормотала Дом.—Мне очень, очень плохо!..
--Идите сюда, к окну…Здесь никого нет…Сядьте на подоконник, прошу вас…Я сейчас принесу вам вина…--И Очо исчез. Вернулся он очень быстро,неся кубок с вином, который девушка жадно осушила. Ей сразу стало легче.
--Благодарю вас,милый Очо…Это просто от духоты…понимаете?..
Но карлик грустно покачал головой.
--Ах, прекрасная сеньорита! Вы можете говорить со мной  откровенно…как с другом…
--Да…--прошептала Дом.—Друзей у меня здесь пока нет…А вот враги уже появились…
--Сеньорита! Я готов быть вашим другом!..И, поверьте,--и он смешно выпятил грудь и скорчил важную мину,--я имею при дворе большое влияние…И сама королева прислушивается к моим советам!..
--Спасибо вам, дорогой сеньор Очо…Я с радость принимаю ваше предложение дружбы…
--Поверьте, графиня, здесь есть люди не только бесчестные и низкие…Вот маркиза Мадлен де Гризи—прекрасная, добрая девушка! Остальные статс-дамы Бланш де Кастиль—пустые ветреные болтушки…А маркиза совсем не такая!
--Мне тоже так кажется, сеньор…
--И еще—Розамонда де Ноайль…Если бы вы подружились с нею…Она—само милосердие и кротость, и ее благословляет весь Париж!
--Вы правы…Она благородна и очень добра!..А..а ее брат?..О нем что вы скажете мне, сеньор Очо?..—Она с жадностью ждала его ответа…Но он отвел свои темные глаза и долго молчал. Наконец, он произнес:
--Кажется, он вам небезразличен, сеньорита…Я скажу вам одно—не всегда те, кто кажутся нам врагами—наши враги…И наоборот…Подумайте над этим!
И он ушел.
«Наши враги могут стать нашими друзьями…Он прав! Так было со мной, когда я сначала возненавидела, а потом полюбила Черную Розу…Но одно я знаю твердо—герцог де Немюр всегда, всегда будет моим злейшим врагом!»
А между тем в гостиной, где состоялся разговор королевы и де Немюра, происходило следующее.
Оставшись одна,Бланш ,кипя злобой и не зная, на чем ее выместить, кусала себе  кончики пальцев. Вдруг кресло с львиной головой отъехало в сторону,приведенное в движение скрытой пружиной, и открылось отверстие в стене высотой в человеческий рост.Из этого отверстия появился Рауль де Ноайль. Его темно-желтый наряд  и даже голова были в паутине.
--Ненавижу эти подземные ходы и тайные лазы!—воскликнул герцог, отряхиваясь.
Бланш оглянулась на него.
--Вы все слышали…и все видели,querido ?—спросила она.
--Да, мадам,--ухмыльнулся молодой человек.—И здесь…и там…--И он указал рукой на отверстие за своей спиной. Потайной ход был сделан  между  двумя смежными комнатами—фиолетовой и розовой, и кресла стояли спинка к спинке и были  разделены  этим лазом.
--И что там?—живо спросила королева.
--Я видел ее…-неторопливо протянул Рауль.—Она девственница, как мы и думали…Красивая девушка…Очень красивая!.. «И опасная , к тому же…--Он вспомнил, как она метнула в него кинжал,когда он подглядывал за ней из-за кресла.—Еще мгновение—и я мог остаться без глаза…Достойная жена моего кузена!..»
Бланш слегка нахмурилась.Он  сразу же заметил это.
--Конечно,немного тоща…Грудь небольшая…Мне нравятся женщины более зрелые…С пышными формами…--Лицо королевы расслабилось.
Про себя же Рауль подумал: « Нет, такой восхитительной  девушки я еще никогда не видел!..Бланш тоже  красива…Но грудь у нее уже отвисла…Да и талии почти нет…А у Доминик—какая грудь!...И талия осиная!...А ее длинные ноги!..» Он почувствовал нарастающий жар…Да, обладать такой красавицей---какое это будет наслаждение!..Но надо скрыть свое вожделение от королевы…Она ревнива, его драгоценная  Бланш…А лучший способ защиты—это нападение!
И Рауль сказал, искусно вставив в голос ревнивые дрожащие нотки:
--А вы, ваше величество…Я слышал, как вы разговаривали с де Немюром…и ЧТО  вы предлагали ему !
--Ах, дорогой мой!—Промурлыкала Бланш.—Он бы все равно не согласился!
--А если бы он все же уступил?..
--Тогда…тогда я бы знала, что откусить моему любимому  кузену в нашу первую ночь!
Рауль засмеялся…О, она была вполне способна на это!
Он уже в который раз задавал себе вопрос—почему ему всегда достаются женщины, так или иначе связанные с Робером де Немюром?..
Вот взять Эстефанию де Варгас…Она сама открыла ему дверь в ту ночь, приняв его за своего жениха…И отдалась так жадно, так безудержно!..Хотя потом, когда поняла, что это не Робер…« Она сама виновата! Я не толкал ее в окно!..»--и он отогнал это воспоминание…
Затем—предел мечтаний любого смертного—сама королева…Французская королева!..И она тоже отдалась ему, когда была отвергнута его неуступчивым кузеном…«И до сих пор вожделеет де Немюра…Что она в нем нашла?..»                                                                                  Была и еще одна женщина…Тоже принадлежавшая Роберу. Ну, с ней-то Рауль повеселился всласть…А вот имя забыл…Станет он запоминать имена каких-то жалких крестьянок!..
А теперь—Доминик де Руссильон…Не невеста…не  любовница…а законная жена де Немюра! Одного этого было бы достаточно, чтобы разжечь в Рауле страсть…А с ее редкостной красотой—о, когда она будет принадлежать ему…когда он войдет в нее…какое это будет блаженство!..Обладать женой—невинной женой!—своего злейшего врага—что может быть слаще этой мести?..На минуту он погрузился в сладостные мечты…Но голос королевы вывел его из этого состояния:
--Итак, она девственница…Что ж, прекрасно! И, если бы вы, дорогой, надели сегодня на палец кольцо, которое  ваши люди нашли на теле де Брие,--вы бы уже сегодня ночью могли овладеть ею! Ведь она не стала бы отказывать своему законному мужу…
--Но ведь мы же не знали, как она выглядит…Думали, что увидим рыжую нечесаную  веснушчатую крестьянку…Но теперь…теперь, мне кажется, мы должны играть тоньше,ваше величество…
--Что вы предлагаете?
--Мадам…Вы же тоже заметили, что мой кузен неравнодушен к этой девице…
--Да…Удивительно—ведь он, кажется, не видел ее лица, когда женился на ней?..Как нам известно из письма к Черной Розе графа Руссильона, Доминик была в густой вуали, и герцог был уверен, что женится на  Мари-Флоранс…И вдруг—такая страстность…
--Любовь с первого взгляда, не иначе…--с усмешкой сказал Рауль.—Девушка ему очень нравится…и он даже готов был угрожать вам, чтобы защитить ее!
--Да, все так и есть…И что же?
--Не будем торопиться, мадам…Не вы ли хотели для де Немюра адских и нескончаемых мук?.. Вот это мы ему и устроим…Я  начну ухаживать за ней…Стану ее верным рыцарем…Она влюбится в меня---если уже не влюбилась!..Пусть он видит все это…и попробует хоть пальцем пошевелить! Уверен—его боль будет безгранична…
--Неплохо придумано,--протянула Бланш.—Мне нравится ваша идея, милый Рауль! Ревность терзает сердце, как не терзает самая страшная пытка!..                                                       –Но, мадам,мне нужен карт-бланш…Полная свобода! Полная, вы меня понимаете?..Доминик должна увидеть во мне честного и верного только ей рыцаря…У нее наверняка весьма романтические представления о любви…И я не могу обмануть ее ожиданий!                                                                                                                                                  --Конечно, я понимаю, дорогой…И предоставляю вам свободу…За наслаждение видеть муки нашего кузена я готова пожертвовать и вашим обществом…и вашей любовью!..К тому же, вы уже не первый раз изменяете мне…Я еще не забыла вам Мадлен де Гризи…              ---О, мадам!—воскликнул Рауль, бросаясь перед ней на колени.—Не знаю,что нашло на меня тогда!..Это было какое-то затмение, поверьте!                                                                          --Встаньте, милый герцог…Я простила вас только потому, что бедняжка Мадлен обвинила в этой ШУТКЕ не вас, а вашего кузена…Это было так смешно!..Очередная дыра  на его и так изорванной в клочья репутации!..Но не будем об этом…Итак, когда период ваших НЕВИННЫХ  ухаживаний за графиней де Руссильон подойдет к концу…Что будет тогда?..
-- Посмотрим, мадам! В любом случае—не будем торопиться с любовью…Вы же знаете—чем дольше оттягивать миг блаженства, тем оно сильнее! К тому же,все в наших руках! У герцога такая репутация, что Доминик де Руссильон никогда не взглянет на него без содрогания!
--Верно…Но лучше бы она узнала о его подвигах ВСЕ…все, вы понимаете?
--Вы правы…Но не я должен рассказать ей это…Вдруг она все же что-то заподозрит?
--Тогда кто же?
--Очо…или маркиза де Гризи…Кто-нибудь из них…
--Очо не подходит…А вот маркиза…Да, она может все сказать! Мы надавим на нее…Я поговорю с герцогиней де Луна…
Они обменялись понимающими улыбками…Сеть была искусно сплетена!
Рауль протянул руку королеве.
--Идемте, ваше величество,--сказал он.
--Нет..Мы пройдем  потайным ходом и выйдем через соседнюю, голубую, гостиную…
Они так и сделали. Когда Бланш с Раулем вышли из крайней слева комнаты, и Доминик увидела это, она ничего не заподозрила…Кроме того, что ее Рауль был все это время  наедине с королевой…Но она отнимет у Бланш любимого! Отнимет во что бы то ни стало!

0

49

Дебора, всё очень интересно! http://forumupload.ru/uploads/0000/6f/14/9434-5.gif  Вот уж действительно сеть сплели Бланш и Рауль, голова кругом http://forumupload.ru/uploads/0000/6f/14/4766-2.gif Сложно же будет Дом с Робером выпутаться... Ой, а ведь у Рауля ещё обручальное кольцо!! http://forumupload.ru/uploads/0000/6f/14/9436-1.gif  Надеюсь, он этим не воспользуется!! Хотя, наверное, воспользуется. А Доминик унизили, так унизили, жаль, что она не попала Раулю в глаз!! Короче, я заинтригована, жду продолжения!!

0

50

Очень понравился диалог Робера де Немюра, нашей Черной розы, с Бланкой, просто дуэль, а не разговор, такие пылкие страсти: и любовь, и ненависть - просто блеск! Интересно, каким это образом на груди Робера оказалось имя нашей злодейки, выжгли что ли?! http://forumupload.ru/uploads/0000/6f/14/1507-5.gif Это нечто...

А Рауль-то каков подлец! Так и хочется обозвать его нехорошим словом... http://forumupload.ru/uploads/0000/6f/14/1512-5.gif

Дебора написал(а):

Но вы забыли, герцог, что вы поклялись честью—вашей честью!—что эта бумага попадет в руки Людовика только в том случае, если опасность будет грозит вам, вашей жене или детям…Но никак не вашей золовке…свояченице…или как там называется ваша весьма отдаленная  родственная связь с этой девушкой!.. Она вам никто—никто!—и вы не можете нарушить ваше слово…Если уж так дорожите им…

Что же эта за бумага такая?

Lady in White, рада, что ты тоже читаешь про Черную розу, вдвоем всегда веселей! Дебора, не заставляй нас изнывать от неизвестности! Я не против сериальности.

Отредактировано Клэр (01-02-2010 22:03:25)

0

51

16. Ночь в королевском дворце.

    Било полночь, когда Доминик разделась и нырнула под одеяло в своей новой комнате в королевском дворце. Ей не позволили покинуть остров Ситэ. Оказалось, что все статс-дамы королевы живут здесь, в замке. На третьем этаже одной из угловых башен у каждой из пяти фрейлин была своя комната; королева же и герцогиня де Луна  жили в покоях этажом ниже, и каждую ночь одна из статс-дам ночевала в комнате, соседствующей со спальней Бланш де Кастиль, на случай, если чем-то могла понадобиться ее величеству.
Дом была рада, что захватила с собой несколько платьев и кое-какие принадлежности женского туалета.Ей разрешили выйти во двор к Пьеру, который чуть не весь день ждал возвращения госпожи, и забрать свои вещи. Но вот на вопрос: может ли она пригласить во дворец свою камеристку?—Дом получила отрицательный ответ. «Вам дадут  девушку для услуг,--холодным тоном отчеканила герцогиня де Луна.—Впрочем, если вы окажетесь скромны, милы и послушны…возможно, ее величество и разрешит вам это.» Доминик дала Пьеру кое-какие указания и вернулась во дворец. Мадлен де Гризи отвела ее в ее новую комнату—крайнюю в конце длинного тускло освещенного коридора.
--Жившая тут до вас девушка вышла замуж,--грустно промолвила маркиза.И, вздохнув, прибавила:--По любви, графиня…Королева дала на этот брак свое милостивое согласие…
Дом посмотрела на нее. Что скрывается за этой постоянной грустью,робостью маркизы?..У нее такой вид,как будто она совершила какое-то преступление, но была помилована прямо у эшафота…«Я обязательно это выясню!»--сказала себе Доминик.
И тут же подумала:«А мне не нужно согласия королевы на мой брак…Ведь я уже давным-давно  замужем!»
Рассказала Мадлен девушке и о служебных обязанностях статс-дам. Круг этих обязанностей оказался не слишком обширен, поскольку большую часть дня  ее величество , как королева-регентша, занималась государственными делами.
«Мы нужны государыне, когда она играет в карты, или в мяч, или когда ей хочется помузицировать…Мы ей читаем—надеюсь, милая графиня,вы знаете латынь и греческий?—поем, вышиваем…Участвуем в выездах королевы на охоту , в прогулках по саду…» Слава Богу, все это было знакомо Доминик. Вышивание, чтение,пение—всему этому она научилась в монастыре….Но это были не слишком подвижные и увлекательные, на ее взгляд, занятия.
--А часто ли ее величество  охотится?—спросила она у Мадлен.
--Нет, мадемуазель…Государственные дела отнимают у нее много времени…Бывает так, что мы предоставлены сами себе по нескольку дней…
--И как вы проводите это время?
--Все так же, милая графиня…
--А прогулки? Вам разрешают выходить  в город?
--Нет; мы гуляем в садах Ситэ…
«Вот скука!..Боюсь, я так долго не выдержу!..Если бы не Рауль…я бы и трех дней здесь не вынесла!»
Получалось, что несчастные статс-дамы королевы—попросту пленницы в этом дворце…
  Оставшись одна в своей комнате, Доминик прежде всего обстукала все стены и пол и,вытащив свой кинжальчик, воткнула его в каждую подозрительную щель. Она методично обследовала все углы и отодвинула все стулья и столики, ища за ними скрытые двери и потайные ходы.В алькове  с кроватью она тоже все общупала и осмотрела, и заглянула даже за висящее над постелью большое деревянное распятие.
Апофеозом этого обыска стала сцена, когда пришедшая камеристка обнаружила свою новую госпожу лежащей под кроватью.
Когда Доминик, чихая от пыли, вылезла оттуда, то увидела изумленную девушку, которая в ужасе воскликнула:
--О Боже, госпожа графиня…Как вы меня напугали!
--Заколка закатилась…-криво улыбнулась ей Дом.  Камеристку звали Рене, и она не внушила Доминик особого доверия, показавшись слишком быстроглазой и разбитной.Но деваться было некуда…Однако Доминик постаралась как можно быстрее отослать Рене из своей комнаты.
Единственное окно  находилось в шести туазах над водами Сены, омывавшей берега острова Ситэ. Выглянув из окна,девушка только усмехнулась. Ей, не раз прыгавшей в водопады горных рек родного Лангедока, эта высота и почти стоячая вода парижской реки не внушали никакого страха. «В случае опасности у меня всегда есть возможность выпрыгнуть в окно…Несколько гребков—и я буду на той стороне!»
Дом точно не представляла себе, какая опасность ей грозит, но , после того как проклятый де Немюр шпионил за ней в розовой комнате, она была готова к  любому подвоху…
Уже смерклось, когда Мадлен де Гризи опять заглянула к Доминик, чтобы спросить, как она устроилась. Маркиза принесла Дом поднос с фруктами,бутылку вина и большой белый хлеб с сыром.
--Не беспокойтесь, право,мне это было совсем не тяжело,--промолвила тихо Мадлен, когда Дом сказала, что такими вещами должна бы была заниматься  Рене.
Впрочем, маркиза пришла, как оказалось, не просто так.Чуть-чуть помолчав, она сказала:
--Дорогая графиня…
--Вы можете звать меня просто Доминик…А я буду называть вас Мадлен…Вы не против?
--Нет, нет, что вы…Я очень рада…--пролепетала маркиза.—Доминик…---Она понизила голос почти до шепота.—Я хочу предупредить вас…чтобы вы на ночь обязательно запирали свою дверь…
--А в чем дело?—тоже невольно перешла на шепот Дом.
Мадлен густо покраснела и пробормотала:
--Видите ли…Говорят, что ночью по коридорам замка бродит призрак Людовика Седьмого, деда покойного короля…
--Вот как?—спросила заинтригованная Доминик. «Призрак!.. Как интересно! Я еще никогда не видела призраков!»--А как он выглядит, Мадлен?
--Ну…он огромного роста…В латах…В шлеме и с мечом…И в белом плаще….Умоляю вас, Доминик, запирайтесь!..Он может напугать вас до смерти!..
Вид у маркизы и впрямь был испуганный…и смущенный.как показалось Дом.
Когда Мадлен ушла, Доминик все же задвинула засов.Она  раскрыла окно,уселась на подоконник и съела сыр , хлеб и кисть винограда.
Часы на башне прямо над ее головой пробили одиннадцать раз. Девушка встала и уже подошла к постели, чтобы снять пеньюар и лечь…
Но тут какой-то шорох за дверью привлек ее внимание.Затем послышались звуки, как будто там скребся котенок…
«Призрак! Это он!..»--Но Дом тут же чуть не рассмеялась. Она представила себе огромного, одетого в доспехи и белый плащ короля Людовика, робко скребущегося в дверь…Вот была бы потеха!..
Тем не менее, Доминик взяла кинжал , и только после этого отодвинула засов.
За дверью стоял карлик Очо.
--Сеньор Очо!—воскликнула девушка, пряча оружие за спину.—Что вас привело ко мне в такой  час?..
--Ах, дорогая сеньорита, вы же разрешите мне войти?
--Конечно, заходите!
--Я понимаю—мужчина и ,так поздно, к юной девушке…Но вы ведь не подумаете, дорогая, что я хочу покуситься на вашу честь?..
--Входите, --смеясь, сказала Доминик, закрывая за ним дверь.
Карлик вошел и,подойдя к окну, кряхтя, влез и сел на подоконник,свесив маленькие кривые ножки в комнату.
Дом же быстро сунула кинжал под подушку.Но он заметил ее движение.
--Я рад, что вы готовы ко всему,--сказал он.—Признаться, я сам хотел дать вам свой меч…Хотя он мне и очень дорог.                                                                                                           –Не беспокойтесь, сеньор Очо…У меня есть кинжал.Мне сказали, что ночью по замку  бродит  призрак…Поэтому я и открыла вам с оружием в руках.                                                      Карлик внимательно взглянул на Дом.                                                                                                 –Непохоже, чтобы вы были напуганы этим …                                                                                 --Да…Я как-то никогда не видела призраков…Стоит ли их бояться?..Гораздо больше, честно сказать, я опасаюсь живых людей…
Он оглядывал комнату Дом.
--Это ХОРОШАЯ комната,--наконец, произнес он.—Вот  Фиолетовая ,Голубая и, особенно,Розовая гостиные…Они мне очень не нравятся!
Доминик посмотрела в его проницательные глаза и кивнула. Она поняла его.                             
--Я знаю здесь все и вся,--хвастливо сказал Очо, уже другим, беспечным, голосом,переходя на испанский.—Все ходы и выходы…И, если сеньорите захочется как-нибудь прогуляться…ну, по городу,например…Я смогу вывести ее  отсюда.—Это была хорошая новость!
--Спасибо, дорогой сеньор Очо…Возможно, я когда-нибудь воспользуюсь вашим любезным предложением…Не хотите ли вина? Фруктов?
--С удовольствием…И вина…и фруктов! Я страшно голоден!
Она подала ему поднос, и он с жадностью набросился на все , что там находилось.
--Фрейлины королевы—как птички в клетке в этом замке,--говорил Очо, наливая себе из бутылки в кубок  красное вино.—Мне кажется, вы,сеньорита, привыкли к совсем другой жизни…К свободе…К свежему воздуху….
--Да, это верно,--грустно подтвердила Доминик.Она неожиданно вспомнила слова Мишеля де Круа: «Зачем вам ехать в этот холодный мрачный город?..Ваш край такой теплый…Здесь дышится легко…»
Почему, почему она вспоминает Его даже чаще, чем Рауля?..Это было невыносимо!..
Однако, Очо, который столько знает, наверняка может что-то рассказать ей…Если уж он не захотел говорить про Рауля—может, про де Немюра скажет?..Но нада подойти к этому тонко…Очо не простак…Как навести его на нужную тему?..
Аппетит у карлика был отменный. Он уже  доканчивал бутыль, съел два персика и яблоко  и теперь  общипывал кисть крупного янтарного винограда. Лицо его заметно раскраснелось.
--Да, сеньорита,--болтал он.—Королева очень хочет меня женить…И ведь сколько девушек, и прекрасных, готовы были отдать мне руку и сердце!..Но мне ни одна не была по душе…Вот вы—другое дело…Вы веселая и добрая…Вам бы рост поменьше…И из нас получилась бы пара на загляденье!
--Королева очень к вам привязана, сеньор Очо?
--Еще бы! Меня ей подарили, когда ей было шесть, а мне шестнадцать! И с тех пор я не разлучался с нею! Поверьте, она была прелестной девочкой!..А потом ей исполнилось двенадцать, и ее сосватали принцу Людовику Французскому...
--Совсем еще юная…
--Да; и, хотя она и скрывала это, но я-то видел ,как  она была испугана,когда мы прибыли в Нормандию, к ее жениху…Это было в Шато-Неф…Собралась вся знать…Король Филипп Август, отец  принца Людовика…Принцу было тринадцать; он не говорил по-испански, а юная кастильская инфанта ни слова не знала по-французски…И вот тогда вышел вперед маленький  мальчик, черноволосый и сероглазый, и заговорил с будущей королевой на чистейшем испанском языке…Как же она обрадовалась!...Она так и вцепилась в его руку…И уже не выпускала ее до конца церемонии…
--Это был…--догадалась Дом.
--Будущий герцог де Немюр, сеньорита! Робер… Какой же он был красивый мальчик! И очень умненький!
Кажется, разговор все же пошел в правильном направлении…Главное—чтобы Очо не сбился на что-то другое…
--Да, чудесный мальчуган! Робер был переводчиком для принца и  Бланш…Как они все трое весело играли! Робер называл принцессу Бланкой, а она его—Роберто…
--Да, ведь Бланш и де Немюр—двоюродные брат и сестра…
--Герцог де Немюр—кузен и королевы, и короля,--важно сказал Очо, и так выпятил грудь,как будто это он сам состоял в родстве с монархами.
--И…короля?—вскрикнула Доминик.Это было так неожиданно! И опять смутные сомнения зароились в ее голове…
--Да, дорогая графиня,--сказал Очо, выпивая остатки вина прямо из  горлышка бутылки.
--Разве это возможно?..Ведь он—кузен королевы…и Рауля…
--И покойного короля Людовика,мужа Бланш де Кастиль! Герцогу есть чем гордиться…Его мать, донья Санча де Медина-Сидония, ,была сестрой Альфонсо Восьмого Кастильского,отца Бланш…Сводной сестрой, но признанной  законной…Очень красивая женщина; и, получается, что она приходилась родной теткой Бланки Кастильской… А отец герцога де Немюра—Генрих,  брат короля Филиппа Августа…
Доминик почувствовала, что начинает запутываться…Но слушала крайне внимательно.
--Ну, а мать Рауля де Ноайля—сестра  Филиппа Августа,французского короля, и Генриха, отца де Немюра…Ее звали Маргарита…Вот и получается, что Робер и Рауль—тоже кузены…
«Кузен короля…Робер де Немюр—тоже кузен короля…Но нет…нет…Только не он!..»
--Ах, сеньор Очо..Как это все интересно!..Расскажите же дальше…
--Про кого?—И Очо посмотрел на нее абсолютно трезвым взглядом.
--Ну…про де Немюра, например…
--Хорошо…Детство мы пропустим…В семнадцать лет герцог отправился в Испанию…Он вернулся оттуда через  три года, разбив, как говорят, там немало женских сердец…Отвага и доблесть принесли ему звание командора ордена Сантьяго…И вернулся он не один—со своей невестой…
--Так он женат!—с облегчением сказала Дом.
--Увы…Эстефания де Варгас—дочь испанского маркиза…Я видел ее…Красивая, веселая…все время смеялась! У нее была чудесная улыбка…
--Что же случилось?..
--Уже заканчивались приготовления к свадьбе…А как была счастлива мать герцога, донья Санча!.. Но произошел несчастный случай…Невеста де Немюра упала из окна замка и разбилась насмерть…
--Какой ужас!—воскликнула Доминик.
--Да…говорят, герцог чуть с ума не сошел от горя…Его связали, чтобы он не наложил на себя руки…Испанская горячая  кровь, да еще и молодость…
Помимо воли, Доминик почувствовала жалость к герцогу…Потерять невесту накануне свадьбы—что может быть трагичнее?..
-И что же было дальше?..
--Ну…герцог участвовал в Крестовом походе с Людовиком Восьмым…И в Англии они вместе сражались…Де Немюр был любимцем и лучшим другом короля, и не раз спасал его величеству  жизнь…Герцогу прочили звание коннетабля Франции—а это высшая придворная должность…Но тут…
Карлик вдруг замолчал.
--Продолжайте же, милый Очо…
--Впрочем…--и он тряхнул головой.—Вы все равно это от кого-нибудь да услышите…И, наверное, даже лучше будет, если от меня…
--Ну, говорите же!
--Судя по вашему интересу к герцогу…Он вам небезразличен, как и Рауль де Ноайль…Но скажите мне сначала—а что вы сами думаете о де Немюре? Ведь вы сегодня видели его…
--Он…он очень опасен…--медленно сказала Доминик.—Вокруг него веет холодом…могильным холодом…Он как будто встал из гроба…--И она вздрогнула.
Карлик чуть заметно улыбнулся.
--Похоже! Но неужели он так вас напугал…Сеньорита, не боящаяся призраков!
--Не знаю…--прошептала Доминик.—Но он страшный человек…я уверена в этом!
--Еще какой!—И карлик тоже перешел на шепот, но при этом  так комично  выкатил свои темные глазки, что Дом чуть не расхохоталась.
--Ну…так что же вы хотели сказать мне о нем?..Я жду!
--Более  пяти лет назад,--начал Очо,--герцога де Немюра посадили в тюрьму…И он провел в заточении несколько лет…И вышел на свободу шесть месяцев назад, как раз перед смертью короля…
   Вот это новость!..Значит, все предчувствия Дом были небезосновательны…
--Герцог сидел в тюрьме?...За что же?..
Карлик приложил палец к губам.
--Это государственная тайна, сеньорита…И ее я не могу вам открыть!
--Очо…милый, дорогой Очо…Мне так хочется это знать!
--Нет, нет…Об этом знают немногие—королева…сам герцог…его кузен Рауль…Это большая, очень большая тайна!..К тому же,--прибавил он,--это не для ваших девичьих ушек, прекрасная сеньорита!..                                                                                                     «Значит, это что-то низкое…грязное…А чего и ждать от мерзавца, шпионившего за мной в розовой комнате!..»
--А каа же его выпустили?..
Очо поднял указательный палец.
--А вот это очень важно! Видите ли вы разницу между словами «помилование» и «оправдание»?
--Да…Если человека помиловали—значит, он был виновен…но его пощадили…А, если человека оправдали—значит, что то, в чем его обвиняли, или не было доказано, или он оказался невиновен…
--Вот именно! И если, сеньорита, вы где-нибудь услышите, что де Немюра помиловали…а так многие говорят…то знайте, что это—неправда! Он был оправдан—полностью! –и вышел на свободу абсолютно очищенным от всяких обвинений…
--Но ведь вы сказали, что он сидел в тюрьме несколько лет…Такой знатный вельможа…родственник короля и королевы--и в заточении?..Неужели расследование длилось столько времени?..
--Выходит, что так,--улыбнулся Очо.—Ах, уж эта наша судебная система!..Она так нетороплива…и тяжела на подъем! А, может, о герцоге просто забыли—ведь начались войны на Юге Франции…Как раз в Лангедоке…
«Да, верно…И, что самое главное,—раз де Немюр сидел в ЭТО время в тюрьме—он точно, совершенно точно не мог быть Черной Розой!..»
  Доминик почувствовала несказанное облегчение, когда поняла это…За что бы герцог ни сидел в тюрьме, что бы он ни совершил—он не был ее мужем!..И она могла выбросить его из головы—навсегда!

0

52

Вот веселая глава. Одна из моих любимых. :jumping:

                                                       17. Приступ.

  --Ах,--сказал Очо, спрыгивая с подоконника,--как я у вас засиделся! Простите…Вы, наверное, устали, графиня…Такой нелегкий день! Ваш первый день во дворце…
  И карлик направился к двери.Но у порога он оглянулся и сказал, многозначительно подняв палец:
--Поменьше верьте слухам и сплетням, милая сеньорита! Голова у вас есть…думайте ею!
   И он исчез.Доминик осталась одна. Она вновь задвинула засов. На подоконнике стоял поднос с пустой бутылкой .Фруктов не было. Очо съел все. Но Дом не жалела о его визите. Невелика была цена за то, что карлик рассказал ей. Он на многое открыл ей глаза…И она была уверена, что он стал ей верным другом.
Дом легла в постель снова. Она попыталась думать о Рауле…
Почему, почему он не приехал за ней в Руссильон?..И почему сегодня на приеме делал вид, что она ему чужая, когда услышал ее имя…Ведь она видела, как он был изумлен вначале—что было естественно, ведь он думал, что она в Лангедоке,—но потом…потом—она не могла ошибаться!—его светло-голубые глаза загорелись  таким восхищением!..И это тоже было понятно…Ведь женился-то он на «рыжей бестии», конопатой, неумытой,нечесаной…А вместо этой бестии перед ним предстала красавица с синими глазами и белоснежной кожей…
«Чего ты испугался, Рауль?..Мой любимый, мой храбрый, мой непобедимый герцог Черная Роза?..—Она, конечно,помнила, что сегодня он проиграл в состязании де Немюру…Но она за это не стала любить Рауля меньше—наоборот!—Неужели ты испугался гнева Бланш де Кастиль?..Да, ты ее любовник…Но разве может кто-нибудь, даже сама королева Франции, помешать соединиться мужу и жене….законным, венчаным при свидетелях…«Мы—супруги…перед Богом и людьми он назвал меня своей избранницей…И может всем-всем честно и открыто признаться в этом, не боясь королевского гнева!»
Но, может, он все-таки любит Бланш?..Обожает?..Боготворит?...Ну тогда пусть так и скажет ей, Доминик…И она уедет обратно в Лангедок…Сожжет брачный контракт…Выбросит его кольцо с вензелем….И станет не герцогиней  Мари-Доминик де Ноайль, а  графиней Мари-Доминик де Руссильон….И, забыв его, вычеркнув навсегда из сердца, выйдет замуж за кого-нибудь другого…Ведь брак ее и Рауля—до сих пор лишь бумага…Она не принадлежала ему, а он—ей…
«Бланш…Бланш….Неужели ты победишь и отнимешь у меня моего мужа?..Это приглашение…зачем ты пригласила меня в свои статс-дамы?..» Она вдруг села на постели…Она поняла!...Поняла игру королевы!..
К королевскому рескрипту, который  Дом когда-то прочитала в комнате сестричек, явно  была приложена рука Бланш де Кастиль…Эти ядовитые фразы…«Доставить сим добрым союзом радость и удовольствие Нашим Величествам»…
ТОГДА они были в ссоре—Рауль и королева…Вот почему Черная Роза  говорил де Брие о любви, превратившейся в ненависть…И  Бланш решила насильно женить Рауля…«Политический расчет»…Да им тут и не пахло! Это была месть, женская месть! Чем-то Рауль ей не угодил…
И вот Черная Роза  женится….А Бланш, возможно, уже и передумала его наказывать,—но поздно! Он связан с Доминик  навсегда!
Возможно, именно королева приказала ему через четыре года  инсценировать свою смерть—смерть Черной Розы—чтобы его жена не узнала, что  с ним случилось…
«Но отец узнал, что Он жив—и вызвал меня из монастыря…Отец узнал об этом случайно—а мог и вовсе не узнать…И я либо осталась бы в монастыре навсегда, либо благополучно была бы вновь сосватана и вышла замуж…».
Тут снова не сходилось—зачем королева вызвала Дом в Париж…«Нет, придумала! Вот зачем… Рауля Бланш наверняка удерживала около себя чуть ли не силой…А он рвался ко мне в Лангедок, помня о своей клятве! И вот тогда Бланш послала кого-то из своих соглядатаев в мой замок…Они-то и выяснили, как я выглядела до того, как уехать  в монастырь…--Все вставало на свои места!—Поэтому королева и сказала сегодня Инес де Луна о том, что меня совсем не так ей описывали!..
И вот поэтому Бланш и вызвала меня в Париж—взглянуть  самой на эту уродину, о которой ей нарассказали…и предъявить ее Раулю—мол, вот твоя жена, я сама ее к тебе вызвала, нравится—бери! Тут-то Бланш и просчиталась…Я—красива…И мой Рауль с первого взгляда влюбился в меня!..
Королева заметила это…И сразу решила меня унизить этим мерзким осмотром…И заодно и де Немюра пригласила полюбоваться на меня…Гнусные, злобные интриганы!...—Дом вспомнила все и опять чуть не задохнулась от злобы…--А Рауля увела в это время
  с собой…Чтобы он ни о чем не догадался…
Все было очень логично! И логично было предположить, что ее унижения на этом не кончатся…«Они наверняка  придумают еше какие-нибудь подлости…Этот де Немюр…Он сидел в тюрьме…За что-то мерзкое, раз это было не для моих ушей, как выразился  Очо…О,Рауль, ты должен меня спасти!..Похоже, я попала в западню…»
Карлик намекнул, что эта комната безопасна…но он—любимый карлик королевы…Вдруг Очо—не друг…а враг?..Нет, нет…тогда бы он не стал рассказывать мне все эти вещи о де Немюре…Де Немюр…Одно его имя вызывает у меня озноб!..
И вдруг за дверью Доминик услышала шаги…Странные шаги…Как будто кто-то ходил туда-сюда мимо ее комнаты…как часовой на посту…Они были очень тихие, но все нервы девушки были так напряжены, что она бы и полет комара за дверью услыхала…
«Кто там?...Призрак короля?..Только что пробило три…Открыть и посмотреть?…Или остаться здесь?..О Боже…Засов крепкий, я проверяла…Но вдруг все-таки я не все обыскала…и  где-то здесь потайной ход?..»
Какое-то время Доминик лежала, натянув на себя одеяло до подбородка и прислушиваясь…Зубы ее вдруг начали выбивать дробь…Шаги …все те же шаги…Кто-то ходил там, за ее дверью…словно в раздумье…
Неожиданно девушке стало стыдно.Она, гордая дочь Руссильонов, лежит в постели и щелкает зубами от страха! «Если даже там и призрак самого короля…Я скажу ему: ваше величество! Оставьте меня в покое!..Вы—мертвец…А я жива, и хочу жить!..»
Она встала, взяла горевшую на столике у кровати свечу в левую, а кинжал—в правую руку и, подкравшись к двери, осторожно отодвинула засов—он даже не скрипнул—и резко распахнула дверь…
И столкнулась лицом к лицу с герцогом де Немюром.
От неожиданности Доминик даже вскрикнула и отступила назад, едва не выронив свечку.
В самую первую секунду она все-таки приняла его за призрак короля, потому что на герцоге была белая рубашка. Он был без верхней одежды и даже без оружия,что было, впрочем, неудивительно—все члены королевской семьи ,включая весьма отдаленных родственников,имели в замке свои покои, и могли с  полным правом  жить здесь, как у себя дома.                                                                                                                           Удивительно было то, что находился де Немюр здесь, на третьем этаже башни, где жили только статс-дамы королевы, да еще в такое время.
Он, как показалось Доминик, тоже никак не ожидал этой встречи и был немного растерян.
Это придало девушке решимость.
--Что вы здесь делаете, монсеньор?—спросила она.—И в такой поздний час?..
--Я…Я хотел узнать, как вы устроились,графиня,--ответил он , и смущение в его голосе еще больше прибавило ей уверенности.
--Вы слишком любезны, герцог де Немюр…Я устроилась прекрасно…
Он  опустил глаза и увидел кинжал, который она судорожно сжимала в руке. «Слава Богу!..У нее есть оружие!..И сон у нее чуткий!»-подумал он.
«Глаза отводит…Что он задумал?..»--подумала она.
И Дом  сказала, влив в голос как можно больше яда:
--Я понимаю, почему вы зашли поинтересоваться этим, монсеньор…Ведь здесь нет кресел, из-за которых так удобно смотреть на несчастных девушек, удостоившихся чести понравиться вам…
Он удивленно посмотрел ей в лицо.
--А теперь, когда вы убедились, что я настороже и нисколько не боюсь ваших гнусных интриг—прощайте!
И она захлопнула дверь у него перед носом.
Но тут же подумала: «Нет…я еще с ним не докончила!..Мне надо кое о чем его спросить…Другого случая может и не представиться!»
И опять открыла дверь.Герцог  стоял на том же самом месте, как бы о чем-то задумавшись или пытаясь что-то понять.Лицо у него было напряженным.
--Монсеньор, --сказала Доминик.—С ВАМИ мне говорить больше не о чем…Но я хочу поговорить с рыцарем Мишелем де Круа…Вернее, даже не с ним…А с  несчастным вилланом  Мишелем…отцом троих детишек…И кое-что спросить у него…
Он слабо улыбнулся. Доминик ожидала, что сейчас он сделает вид, что не понимает ее…Что она ошиблась…Но он спокойно произнес:
--Спрашивайте.
--Пусть Мишель скажет мне…--сказала она,--зачем он дрался из-за моей кобылы Снежинки…Там, на реке?
Как ему нравилась ее откровенность! Если бы все женщины говорили так прямо…без уверток…Но в этом таилась и опасность…и, прежде всего—для нее самой.
Де Немюр обдумывал ответ.Он мог сказать ей честно, что он—Черная Роза, и что Снежинка—его подарок своей невесте…Но к чему Доминик знать все это?..Чем меньше она будет осведомлена—тем меньшая опасность грозит ей…
И он промолвил:
--Я не могу  ответить на этот вопрос, графиня…
Она нахмурилась.Это было  и оставалось тем, чего она никак  не могла понять…Его борьба за Снежинку!
--Вы знаете, что это за лошадь?
--Да, я это знаю.
--И вы знаете, что это подарок?
--Да.
--И кому?..И от кого?..
--Это подарок  герцога Черной Розы  невесте, Мари-Флоранс де Руссильон, вашей сестре,-- осторожно сказал он.
« Он знает!...Но не все!...Он думает, что Черная Роза женился на Мари-Флоранс…Но откуда он ВООБЩЕ что-то знает?...А! Они же с Раулем—кузены…Наверное, Рауль сказал ему…Но не сказал, что женился не на Флоранс, а на мне, Доминик!»
Это было правдоподобно…Но все же…все же что-то важное ускользало от ее внимания…
Тем не менее она поняла, что больше от него ничего не добьется.
--Я больше не задерживаю вас…крестьянин Мишель…И рыцарь Мишель де Круа…И герцог де Немюр…Вы  ВСЕ свободны…И можете уйти!..Я не хочу вас больше видеть!..—неожиданно голос ее сорвался на крик.—Я знаю, что вы сидели в тюрьме!..И, похоже, заключение не пошло вам на пользу, монсеньор!
Вдруг отворилась соседняя дверь, и из нее выскочила, с распущенными волосами и безумным взором, в одной ночной рубашке, маркиза де Гризи.
Увидев вначале де Немюра, она страшно вскрикнула  и схватилась рукою за впалую грудь. Но затем она подбежала к нему—и увидела на пороге комнаты живую и невредимую  Доминик.
Тогда маркиза, с исказившимся лицом, обернулась к герцогу:
--Убирайтесь!..Убирайтесь, откуда вы пришли! В ад, где вам самое место!..Не смейте трогать эту девушку!..Вам мало меня?..Вы теперь ее хотите?..Негодяй!..Чудовище!..Мерзкий распутник!..Я не дам вам ее тронуть! Не буду больше молчать!..Все узнают, кто вы есть на самом деле!.. Вы пришли ко мне в маске…И взяли меня силой… Но я узнала вас!..И ее я вам не отдам!..
И Мадлен, рыдая, в бессильной ярости замолотила маленькими кулачками по его груди.
Герцог  страшно побледнел. Доминик, остолбенев, смотрела на эту сцену.
Дом вдруг с ужасом увидела, как изменилось лицо де Немюра. Зрачки его глаз сузились, рот искривился, на скулах заходили желваки ,левая бровь изломалась, как будто от приступа дикой  головной боли… Он оторвал от себя слабые ручки маркизы, развернулся и быстрыми шагами пошел  прочь по коридору .
Мадлен де Гризи вдруг вскрикнула и упала на пол…Она была в обмороке..Дом бросилась ей на помощь…
Де Немюр в это время быстро шагал к спальне королевы.Он был вне себя—что случалось с ним крайне редко,ибо  он обычно хорошо контролировал себя. Но сейчас он был в невменяемом состоянии, и ,хоть и был безоружен,  он представлял опасность для любого, кто посмел бы помешать ему.
Он прекрасно понял, о чем говорила маркиза…«Эта несчастная тоже стала жертвой моего кузена…как и Эстефания! И этот мерзавец опять надел маску…чтобы его приняли за  меня!..»
Разум его помутился…Им овладело одно—дикое-- желание—убить Рауля де Ноайля…и сделать это немедленно, где бы тот ни находился!
А находиться его кузен мог в этот час только в спальне Бланш…
То, что он собирается убить  Рауля в спальне  самой королевы, и чем ему это может грозить, не могло уже остановить разъяренного де Немюра.
На его счастье, на лестнице между третьим и вторым этажами дворца дежурил в ту ночь барон де Парди.
Увидев идущего ему навстречу герцога, де Парди шагнул к нему и окликнул, но де Немюр ,словно не видя его , прошел мимо .
Барон взглянул ему в лицо –и  сразу понял, что дело плохо…Такую вспышку бешенства у своего друга он наблюдал только один раз…Но воспоминаний хватило ему надолго! Куда направился герцог?..Он свернул на второй этаж... .Неужели….Неужели—к королеве?...Что он задумал?...
Де Парди подозвал своих  караульных. Одному он сказал:
--Собери как можно больше людей….десять…двадцать человек! Пусть все немедленно бегут к спальне ее величества!
--А ты,--он обратился ко второму,--беги за Розамондой де Ноайль! Пусть тоже поспешит к королеве! Скажешь ей, что герцог де Немюр ,похоже, собирается расправиться с ее братом!..«Она девушка хладнокровная…И не испугается!..»--подумал барон.
Около спальни королевы стояли на страже двое рыцарей.Увидев кузена королевы, они отдали ему честь и спросили, чего он желает. Но говорить де Немюр  был не в состоянии..Он схватил их обоих за шеи  и с такой силой ударил шлемами друг о друга, что раздался дикий грохот, и оба телохранителя упали , потеряв сознание. Де Немюр ногой распахнул дверь  и ворвался в спальню Бланш. Из соседней комнаты на грохот выглянула полуодетая герцогиня де Луна; но, увидев страшное лицо герцога, она вскрикнула в ужасе и захлопнула  дверь. Королевы в спальне не было. Она спустилась на первый этаж к своей заболевшей младшей дочери, Изабелле.                                                                                                                                       Рауль де Ноайль ,обнаженный, полулежал на разобранной роскошной  кровати и играл с маленькой белой болонкой Бланш.
Увидев своего  разъяренного кузена, он побелел как простыня. Кинжал Рауля  всегда лежал под подушкой, и де Ноайль тут же отбросил   болонку,схватил его и вскочил на ноги;  но молодой человек хорошо знал двоюродного брата и понимал, что  тот и безоружный может справиться с ним; а меч Рауля лежал слишком далеко, у окна…
И, если он метнет кинжал в де Немюра и не попадет…Единственным выходом тогда  было бежать…Дверь в соседнюю комнату, где находилась молельня королевы, была полуотворена…Но вот выдержит ли она, если разъяренный  герцог попытается вышибить ее?..
Де Немюр  приближался к кровати. Рауль, медленно отступая к молельне,с ужасом смотрел в его светлые глаза, в которых зрачков почти не было видно.
--Робер…Что с вами?...—произнес,наконец, молодой человек, надеясь, что это вернет де Немюра к действительности.
Но герцог молчал…Он был уже совсем близко ,когда  Рауль метнул в него кинжал;  но его кузен уклонился в сторону,--однако этого мгновения было достаточно, чтобы де Ноайль  подбежал к молельне, проскользнул туда и закрыл дверь.
Рыча, Робер бросился к ней и стал ногами и руками колотить в нее…Дверь была на удивление крепкая. Тогда герцог схватил массивный столик для рукоделий и швырнул его в дверь. Столик разлетелся на части. Филенка затрещала…Де Немюр снова начал бить по ней руками и ногами…Еще мгновение—и он ворвался бы в молельню, где прятался Рауль…И тогда оттуда раздался душераздирающий крик де Ноайля:
--Ко мне!...На помощь!...
Тут в спальню королевы наконец ворвались караульные вместе с де Парди. Барон закричал:                                                                                                                                           --Возьмите его, но не применяйте оружия!..                                                                            Солдаты  подбежали к герцогу и попытались оттащить его от двери.
Пятерых он просто отшвырнул от себя, даже не обернувшись.Но тут на него навалились сразу десять человек. Обезумевшему герцогу  скрутили руки и поволокли из спальни.
Он рычал и бился, как  дикий зверь; но у порога опять всех расшвырял и снова кинулся на дверь молельни…
Но приступ проходил; на этот раз его оттащили уже не с таким трудом, и  все же выволокли в коридор. Голос вернулся к герцогу, и он закричал:
--Рауль!...Рауль!...Мерзкая, гнусная тварь!...—И разразился чудовищными проклятьями…
Его прижали к стене.Кто-то  попытался закрыть ему рот ладонью, но он вцепился в эту руку зубами, и пришлось разжимать их лезвиями кинжалов…
Однако зрачки его глаз расширялись, и лицо постепенно принимало естественный цвет…Де Парди вздохнул с облегчением, видя, что он начинает приходить в себя…
Тут к барону  подбежала Розамонда де Ноайль, одетая по-домашнему, в простом белом платье.
--Что с моим братом?..Рауль…Он жив?..
Как бы отвечая ей, голос из молельни опять крикнул:
--На помощь!..
Розамонда перекрестилась.
--Хвала Всевышнему!..
И обернулась к де Немюру, которого все еще держали за руки:
--Боже, кузен!..Как вы всех напугали!..
Она подошла вплотную к нему, и провела рукой по его слипшимся  на лбу черным волосам . Он узнал ее и хрипло прошептал:                                                                                     --Розамонда…
--Отпустите его…--сказала она караульным.—Он уже пришел в себя…
Герцога отпустили. Он пошатнулся и чуть не упал. Приступ обессилил его.
--Прошу вас, барон де Парди, помогите герцогу де Немюру…Отведем его ко мне…У меня есть напиток, он вернет ему силы…
Де Парди , поддерживая де Немюра, повел его по коридору.Розамонда следовала за ними.
Ошарашенные  и смертельно напуганные караульные смотрели им вслед…

0

53

Дебора написал(а):

--Я больше не задерживаю вас…крестьянин Мишель…И рыцарь Мишель де Круа…И герцог де Немюр…Вы  ВСЕ свободны…И можете уйти!..Я не хочу вас больше видеть!..—неожиданно голос ее сорвался на крик.—Я знаю, что вы сидели в тюрьме!..И, похоже, заключение не пошло вам на пользу, монсеньор!

Отлично получилось!  http://forumupload.ru/uploads/0000/6f/14/1512-1.gif Просто смех сквозь слезы.

Дебора написал(а):

Рыча, Робер бросился к ней и стал ногами и руками колотить в нее…Дверь была на удивление крепкая. Тогда герцог схватил массивный столик для рукоделий и швырнул его в дверь. Столик разлетелся на части. Филенка затрещала…Де Немюр снова начал бить по ней руками и ногами…Еще мгновение—и он ворвался бы в молельню, где прятался Рауль…И тогда оттуда раздался душераздирающий крик де Ноайля:
--Ко мне!...На помощь!...

Когда я представляю себе эту сцену, то просто не могу удержаться от смеха: "бесстрашный" Рауль прячется в молельне и взывает о помощи, как какая-то женщина!  http://forumupload.ru/uploads/0000/6f/14/9434-3.gif

Дебора написал(а):

--Убирайтесь!..Убирайтесь, откуда вы пришли! В ад, где вам самое место!..Не смейте трогать эту девушку!..Вам мало меня?..Вы теперь ее хотите?..Негодяй!..Чудовище!..Мерзкий распутник!..Я не дам вам ее тронуть! Не буду больше молчать!..Все узнают, кто вы есть на самом деле!.. Вы пришли ко мне в маске…И взяли меня силой… Но я узнала вас!..И ее я вам не отдам!..

Бедняжка Мадлен! Мне очень понравилось сравнение, что

Дебора написал(а):

У нее такой вид,как будто она совершила какое-то преступление, но была помилована прямо у эшафота

.

Отличная глава!

0

54

Ну, это вовсе не значит, что Рауль трус. Просто представь себе мужика с белыми глазами, абсолютно невменяемого, у которого силы удесятеряются от бешенства, и который на тебя нападает. С таким никому не захочется связываться. http://forumupload.ru/uploads/0000/6f/14/4767-5.gif  :surprise:

0

55

Дебора написал(а):

С таким никому не захочется связываться.

Так надо было хотя бы вести себя в этой ситуации достойно, например, не взывать о помощи на весь замок!

0

56

А мне понравилась реакция Рауля http://forumupload.ru/uploads/0000/6f/14/1496-3.gif Так и представляю, как он развалился на кровати, а тут Чёрная Роза врывается в комнату с бешеным взглядом http://forumupload.ru/uploads/0000/6f/14/1496-3.gif Дебора, с нетерпением жду продолжения!!!

0

57

http://thl.cross-roads.ru/img/blanche-of-castile-1210.jpg

это наша Бланш Кастильская. Для интереса. История помнит ее чуть ли не святой... http://forumupload.ru/uploads/0000/6f/14/9429-2.gif Я так удивилась!

0

58

Клэр, Бланш де Кастиль действительно была достойной женщиной. Умная дальновидная правительница, мать множества детей, очень религиозная. Полагаю, что ни о каких изменах Людовику Восьмому  речи и быть не могло. Тем более что в данном романе королева предстает просто  нимфоманкой. В общем, да простят меня историки и сама Бланка Кастильская. :(

0

59

18. Королева смеется.         

                                                                                                                                                                                             ...Через  полчаса вернулась к себе с первого этажа королева. Рауль, уже полностью одетый,бледный, с дрожащим подбородком и трясущимися руками, пил вино  из золотого кубка, сидя на постели.   
Собачка, визжа, жалась к углу кровати.
--Что с вами?—спросила Бланш, удивленно его разглядывая.
Он помотал головой и ничего не ответил.
Из своей комнаты выглянула тоже страшно бледная герцогиня де Луна.
--Да что с вами, наконец?—по-испански спросила ее  королева.
--Ах, ваше величество…Неужели вы ничего не слышали?...
--Нет…У Изабеллы болит зубик…Бедняжка громко плакала целый час…А что случилось?
--Здесь был герцог де Немюр…Он был просто невменяем!..Он хотел убить Рауля…
--Вот как?—протянула Бланш.
--Ваше величество…Видели бы вы его лицо!..
--Приступ бешенства…Мой милый кузен иногда бывает таким!..И тогда лучше не попадаться ему под руку!..—И королева слегка поежилась, словно вспомнив что-то.--И он вошел прямо сюда?...И его пустили?..А что же мои верные рыцари на страже у дверей?
--Герцог сшиб их друг с другом, и они упали без сознания…Их унесли в караульную…А де Немюр ворвался в вашу опочивальню и бросился на герцога де Ноайля…
--Ах, какая , наверное, это была сцена!...—промурлыкала Бланш.Она подошла к туалетному столику с зеркалом и, усевшись на стул, взяла в руки золотой гребень и начала расчесывать свои роскошные черные волосы, внимательно глядя в зеркало на Рауля и герцогиню. Краска начала возвращаться на лицо де Ноайля; но пальцы его все еще дрожали. Бланш презрительно следила за ним.
--И что же было дальше?—все так же по-испански спросила она.—Что же сделал наш храбрый Рауль?..Он, конечно, вступил в бой со своим кузеном?..
--Ваше величество…Я сначала так перепугалась,что спряталась в своей комнате…Но потом я посмотрела в замочную скважину—и увидела, что Рауль вбежал в вашу молельню и закрыл туда дверь…
--О, он действовал как настоящий герой!—улыбнулась королева.
--А герцог де Немюр чуть не вышиб  ее…Он швырнул в нее столик для рукоделий…Рауль закричал: «На помощь!»…А его кузен рычал и бил в дверь руками и ногами…
Королева рассмеялась.
--Боже, как жаль,что я этого не видела!.. И что же дальше?
--Тут ворвались солдаты с бароном де Парди…И они оттащили де Немюра от двери…
--Вот как?..И он не сопротивлялся?..
--Еще как!..Он отшвырнул от себя сразу несколько человек…Но их было много…
--Сколько же?—с интересом спросила Бланш.
--Не меньше дюжины, ваше величество…
--Всего двенадцать человек…И они справились с герцогом де Немюром?...Похоже, Робер стареет…Силы у него уже не те…--И она грустно покачала головой.—Неужели он никого не убил?..И даже не изувечил?..
--Он был без оружия…И, по-моему, просто ничего не понимал…кроме того, что хочет добраться до  своего кузена…
--Ах, наш милый Робер был безоружен!—снова улыбнулась королева.—Ну, тогда мы простим ему, что с ним справилась всего-то дюжина солдат…Надеюсь, они его не ранили?..Не сломали ему что-нибудь?..                                                                                            –Нет, ваше величество…Как можно?..Ведь он—ваш кузен и дядя короля…                                 -- Ну, Инес, а потом?
--А потом герцога вытащили в коридор…Он кричал и посылал Раулю проклятия , да такие, что кровь стыла в жилах…А потом приступ прошел, и прибежала Розамонда де Ноайль, и они с бароном де Парди увели герцога в ее комнаты…
--А мой бесстрашный Рауль?..
--Ну, вы же его видите…Он вышел из молельни  весь трясущийся и белый как простыня…Если бы де Немюр добрался до него, то разорвал бы его голыми руками…
--Как же мне жаль, что я пропустила всю эту сцену!—смеясь, сказала Бланш.
--Ах, государыня…А вдруг де Немюр и вас бы убил?..Ведь он был просто как сумасшедший!..Слава Богу, что вас не было здесь!..
--Робер…Убил бы меня?.. Инес…ты его не знаешь так, как я! Он никогда бы ни одной женщине не причинил зла…И даже мне…--Она улыбнулась, но уже горько. А затем
тряхнула головой, как бы отгоняя какие-то неприятные воспоминания.
Она опять посмотрела в зеркало на Рауля. Хладнокровие вернулось к нему; он сидел на кровати, смотрел в одну точку и о чем-то размышлял. Нехорошая улыбка блуждала по его губам.
--Рауль,--позвала его Бланш.—Рауль!
Он посмотрел на нее.
--Да, мадам?..
--Вы не должны так переживать, дорогой…Он всегда был сильнее вас…
--Мадам…Я бы вступил с ним в схватку…Но я его знаю прекрасно, и был свидетелем подобных припадков…Когда на него находит такое, он становится просто сумасшедшим!..Не мог же я драться с безумцем!..
--Конечно,--утешающе произнесла Бланш.—Никто не может назвать вас трусом, герцог де Ноайль!..Герцогиня де Луна! Скажите моему врачу, Энрике да Сильва, --пусть он сходит  в покои Розамонды  де Ноайль…и поинтересуется здоровьем герцога де Немюра…Пусть да Сильва возьмет свои ланцеты…возможно, они понадобятся  моему бедному кузену!
--Да,--говорила она, когда первая статс-дама вышла, вновь  проводя гребнем по кудрям,--моему милому Роберу давно не пускали кровь…Ведь война закончилась…Вот он и взбесился! Кровопускание очень ему полезно…Правда ли, что в последнем бою за Тулузу шесть месяцев назад его нашли плавающим в луже собственной крови?..И ему чуть не отрезали правую руку…Это правда, милый Рауль?—она обернулась к своему любовнику.
--Да, мадам,так говорят…Но я этого не видел…Меня не было в том сражении…
Бланш усмехнулась.
--Конечно, вас там не могло быть…Чтобы никто не мог обвинить вас в смерти кузена…Но мне известно,что на него напали сзади…И это не были мятежники из Лангедока!..Скорее, наемные убийцы…
--Мне кажется, мадам…или вы жалеете его?..
--Иногда…Память о прошлом…О нашей юности!..—грустно промолвила она.
Вернулась герцогиня  де Луна.
--Ну, что там?—живо обернулась к ней королева.
--Да Сильву не пустили в покои Розамонды…Герцогиня де Ноайль сказала, что герцогу де Немюру гораздо лучше, и что он заснул…
--В комнатах вашей сестры, Рауль!---рассмеялась королева.—И вы не ревнуете ее ?..
Де Ноайль нахмурился и ответил угрюмо:
--Розамонда всегда поступает по-своему…А Робер—ее друг детства…Надеюсь, ее репутация настолько незапятнана,что никому не придет в голову  в чем-то заподозрить мою сестру!
--Ее--нет…Но у де Немюра совсем другая репутация!..Он—чудовище, развратник, насильник…  Робер превратился в  глазах всего света в монстра...Сначала эта история с его невестой…сейчас—с маркизой де Гризи..
--И  история с вами,мадам…
--Ну, этого мы вспоминать не будем…Де Немюр был за это  прощен…ему вернули свободу,богатство, имя,положение…Но слухи о его шалостях все равно просочились и выплыли на свет… И ни одна женщина не может себя чувствовать в безопасности рядом с ним!..Так что не позволяйте Розамонде рисковать своим добрым именем,дорогой Рауль!
--Я постараюсь воздействовать на свою сестру, мадам…
--Но все же,--продолжала Бланш,--что могло так взбесить моего кузена?..Вы с ним разговаривали после вашего поединка?
--Нет, мадам…Он удалился к себе и целый день я его не видел…
--А  посреди  ночи вдруг ни с того ни с сего ворвался сюда в таком состоянии?..Нет, что-то должно было произойти! Как он был одет?
--На нем была рубашка…шоссы…Он был без оружия…
--Значит, он не выезжал из дворца…Или в его покои кто-то приходил  и что-то ему сказал про вас…Или герцог сам куда-то выходил и что-то узнал…Мы должны это выяснить!.. Рауль! Сходите к капитану моей стражи…Пусть он опросит всех караульных на всех этажах—наверняка кто-то из них что-то видел…
Де Ноайль вышел и вернулся через десять минут.Он был очень взволнован.
--Герцог выходил из своих покоев и поднимался на третий этаж !
--К моим статс-дамам?..Что ему там понадобилось в три часа ночи?..
--А вы не догадываетесь, мадам?..
--Вы думаете…вы думаете,что мой кузен ходил к Доминик де Руссильон?—протянула королева, и глаза ее сверкнули.
--Ну, не к бедной же Мадлен де Гризи, чтобы вновь овладеть ею…—криво усмехнулся Рауль.
--Похоже, вы правы…Он ходил к графине…Зачем?..
--Я тоже этого не понимаю…Даже если он действительно влюблен в нее—она-то явно его не любит!
--Да, дорогой Рауль…Я видела,как она смотрела на вас…и на него,когда вы состязались в метании кинжалов…У нее все на лице было написано. Вы победили в борьбе за ее любовь…даже не прикоснувшись к ней!
--Кажется, я догадываюсь,зачем де Немюр туда ходил…Он хотел убедиться, что меня нет в ее комнате!
--Неужели он уже так страшно ревнует?…Хотя это похоже на правду….—и королева хищно улыбнулась.—Что же будет дальше, если он уже сейчас сходит с ума?..И,вы думаете.поэтому он и ворвался сюда и хотел вас убить?
--Нет, не думаю…Ведь меня у графини не было. Наоборот—увидев меня здесь,в вашей спальне,он должен был бы успокоиться…
--Это верно…что же там произошло? Как это выяснить?..Герцогиня де Луна!—крикнула Бланш. Инес появилась на пороге своей комнаты.—Сходите на третий этаж к моим фрейлинам и спросите у графини де Руссильон…Хотя нет—не спрашивайте!  Вы будете разговаривать с ней так, как будто уже знаете, что герцог де Немюр был там и имел с ней беседу…Допросите ее…Мне нужно знать, о чем они говорили! Да поживей!
Герцогиня присела и вышла.
--Теперь эта девчонка не сможет отвертеться!
--Мадам…Неужели вы думаете, что Доминик могла говорить с ним?..О чем?..Они сегодня встретились впервые за четыре года! И он считает ее просто сестрой своей жены!
--Посмотрим, что скажет юная графиня…Возможно, они и не разговаривали…Он просто постоял под дверью и послушал…Но на него это не похоже!
Герцогиня вернулась  довольно быстро.
--Ваше величество…Доминик де Руссильон сообщила мне.что герцог де Немюр действительно с ней разговаривал…И спросил, как она устроилась…
Королева и Рауль обменялись понимающими улыбками.
--А потом  из своей комнаты вышла маркиза де Гризи, увидела герцога и набросилась на него  с  какими-то невнятными криками, из которых графиня ничего не поняла…И герцог ушел, а маркизе стало дурно, и сейчас  графиня находится в ее комнате и ухаживает за ней.
--Так вот в чем дело!...—протянула Бланш.—Маркиза де Гризи что-то сказала моему кузену…Вот откуда это бешенство! Он понял, что над ней надругались…И что это были вы, милый Рауль! Он вспомнил свою невесту—и обезумел…
--Да…мы ошиблись,думая,что им овладела ревность…
--Но все же он ходил к Доминик…Маркиза тут попалась случайно…Узнавал, как она устроилась!..Как смешно!..Прекрасная мысль—всем первым дворянам французского королевства навещать среди ночи наших фрейлин и беспокоиться о них!—И она расхохоталась.
Но Рауль был хмур.
--Она открыла ему дверь…Зачем?..
--Не волнуйтесь…Больше не откроет!..Возможно, ваша милая «женушка» уже сегодня узнает о де Немюре все…Все!.. И тогда уже не подпустит его к себе и на сто шагов!..А вы, мой дорогой, будьте осторожны…Не доводите своего кузена до крайности…Вам повезло, что здесь есть молельня, и дверь в нее достаточно крепкая!..
Рауль подошел к ней сзади и обнял за полные плечи.Но она чуть не брезгливо сбросила его руки.
--С сегодняшнего дня вы—рыцарь графини Доминик де Руссильон, милый Рауль! Идите к себе…Она должна видеть.как вы любите ее…и что связь между нами закончена!.. А я буду наслаждаться ревностью  Робера…О. мы еще поиграем с ним!..—И она звонко рассмеялась.                                                                                                                                               …Оставшись одна в своей опочивальне, королева еще долго сидела при свечах у туалетного столика. Она смотрела на свое отражение невидящим взглядом и думала о де Немюре.
  Неукротимый, стойкий, гордый, неподдающийся Робер!..Почему, почему он отказывает ей?..Разве она подурнела?..Разве красота ее увяла?..Она с беспокойством посмотрела на себя в зеркало…Нет…она все еще прекрасна!..Самая прекрасная женщина во Французском королевстве!.. Не за обладание ею—за улыбку,благосклонный  взгляд, ласковое слово—тысячи рыцарей готовы заплатить жизнью!..А Роберу она готова предложить не улыбку и не слова…а свое роскошное тело…тело королевы Франции!..Так почему же он не хочет ее?..Раньше он не уступал, возможно,потому ,что она была замужем…за королем, его другом и  двоюродным братом…Но теперь, когда она свободна—что,что  удерживает его?.. Долг?..Мораль?..Кодекс рыцарской чести?..Глупые, смешные,нелепые предрассудки…
«Он был бы моим королем…А я—его служанкой…рабыней… Преданной…послушной… верной!..»
     Бланш любила властвовать—и не только на троне, но и в постели. Ее любовники—о, их было немало!—должны были удовлетворять ее неистощимые  прихоти ,позволяя ей унижать себя ; ей нравилось, когда они ползали у ее ног…когда она брала в руки хлыст и стегала их,как собак, а они умоляли о пощаде…Ее фантазия была безгранична!..
Рауль…Рауль был горд…И иногда она позволяла ему брать себя силой, сопротивляясь ,царапаясь и кусаясь, как тигрица…Но и ему приходилось часто  принимать правила ее игры, становясь ее послушным рабом…
«Может быть, поэтому Рауль и изнасиловал маркизу де Гризи….и не только ее…я слышала о его развратных ,гнусных делишках…Ему тоже нравится властвовать…Унижать, видеть, как сопротивляется, слабеет и ,наконец, сдается его жертва…А со мною он не мог себе этого позволить!..»
Но,тем не менее, и с Раулем, и с другими ее любовниками—все это были лишь игры, игры по правилам,которые устанавливала она, королева…
А с Робером де Немюром  она не могла играть по своим правилам. Он не признавал их…Он их отвергал…Он вообще не хотел играть!
И, чем больше он сопротивлялся, тем больше росло ее желание…Ни одного мужчину она не хотела так, как его!
«Да, Рауль красив…Пылок…Страстен…Он лучший из  всех бывших у меня фаворитов! И, возможно,если бы  я легла в постель  с Робером, оказалось бы, что все мои мечты о нем—всего лишь придуманная мною сказка…Что он –никудышный любовник…И я не получу наслаждение, на которое так надеюсь…»
  Но Бланш знала, что  это не так…Дыхание ее участилось, глаза расширились, ноздри затрепетали, когда она вспомнил ту ночь  в замке Шинон ,когда с него сорвали одежду…И она увидела его обнаженным. Он был прекрасен, как статуя Поликлета или Фидия…В ту ночь он в последний раз назвал ее Бланкой…
  Ее глаза вдруг наполнились слезами…« О,Роберто…--прошептала она по-испански,--я не хотела делать тебе больно…Но ты  не сдался… и не уступил…Ты был  слишком гордым…Мне достаточно было одного лишь твоего  слова…призывного взгляда…Но ты молчал…Ты смотрел сквозь меня, словно я была стеклянная…И тогда мной овладело бешенство…Ты ведь знаешь, что это такое—когда все застилает кровавая пелена…Когда пальцы скрючиваются от желания разорвать…удушить…растоптать…Ведь  сегодня ночью ты сам был таким!.. Так пойми же меня, мой бесстрашный, мой сильный, мой неукротимый Роберто!..Я не хотела сделать тебе больно…Кому угодно—но только не тебе! С одним тобой я не была бы властительницей, государыней, королевой!..Если бы ты стал моим,я бы целовала твои ноги…была бы твоей рабыней…клянусь, клянусь всеми святыми!...»
   Она горестно покачала головой.   Теперь он никогда не захочет ее…Слишком много тяжелых, ужасных, мучительных воспоминаний!.. «Я все перепробовала---пытки… унижения…боль…Но он не сдался!..И никогда не сдастся!..»
Бланш встала и подошла к двери молельни, которую чуть не вышиб де Немюр. Теперь она думала о другом.
«Жаль, право, что меня здесь не было в это время…Я дала бы Роберу ключ…И пусть бы он убил своего развратного кузена как собаку!..Рауль недостоин жалости…Я его презираю!..Он больше не войдет сюда…Трусливый, гнусный пес!..Я больше не хочу его…Сегодня ночью он показал себя во всей своей красе!..И как природа могла сделать их кузенами…и дать им это сходство?..Низкий грязный подлый де Ноайль…И благородный честный верный де Немюр!...—Мысли ее вновь изменились, карие глаза сверкнули. --Но нет…Рауль мне еще пригодится…Если де Немюр не уступит мне—он пройдет через все круги ада!..Эта девчонка, Доминик де Руссильон…Неужели Робер влюблен  в нее?..Мы это скоро узнаем наверняка…И,если это так—то моему гордому кузену придется очень пожалеть, что он и в  самом деле не погиб под Тулузой!..»
Она легла в постель. «Надо что-то придумать на счет этого припадка Робера…Конечно, то, что он ворвался сюда среди ночи,только подтверждает его  ужасную репутацию…Но нехорошо то, что здесь был Рауль…и Доминик может узнать об этом! А ведь он должен предстать  перед ней как рыцарь в сияющих доспехах…Она –романтичная наивная провинциалка, и де Ноайль видится ей в ореоле незапятнанности и чистоты…Надо что-то придумать…Очо!..Он может помочь!..»
И Бланш окликнула своего  карлика, зная, что обычно он ложится спать на подоконнике (королева разрешала ему это, относясь к маленькому уродцу точно так же, как к комнатной собачке):
--Очо!..—Но он не ответил.  Она подошла к окну и отдернула портьеру.Там никого не было. Но вдруг отодвинулась одна из панелей около кровати королевы, и карлик появился оттуда.
--Где ты был, маленький негодяй?..Я ищу тебя!—гневно воскликнула она.
--Я был у Розамонды де Ноайль,--ответил Очо, нисколько не  испугавшись.—Ваше величество, ведь вы ,наверное,хотите знать, как чувствует себя ваш кузен…Вот я и ходил к герцогине…
--Ты видел его?—живо спросила королева.
--Розамонда позволила мне взглянуть на герцога…Она сказала, что он долго метался на постели, и она дала ему снотворное…Не волнуйтесь—он крепко спит; я даже пощупал ему пульс…Вы же знаете, что я сведущ в медицине,--пульс ровный и не частый…Правда, лицо у него все еще довольно бледное…                       
--Он спит…--прошептала Бланш. Ею овладело безумное желание пойти самой к Розамонде и посмотреть на заснувшего де Немюра…« Ах, если б я могла  взглянуть на него…Я бы наклонилась над ним…И поцеловала в губы…В его неулыбчивые твердые губы...Хотя бы во сне  сорвать с них поцелуй…Наверное,так влюбленная богиня  Селена целовала прекрасного спящего Эндимиона…»
Но нет, она не может пойти к Роберу…если она пойдет туда..как свой ночной визит она объяснит герцогине де Ноайль?
--Очо,--сказала королева.—Ты же видел, как герцог де Немюр ворвался сюда и хотел убить де Ноайля?
--Да, ваше величество.
--И как его схватили…как прибежала Розамонда…как его увели?
--Да.
--Надо придумать объяснение этому приступу бешенства…Что-нибудь правдоподобное… Чтобы Рауль де Ноайль не был в этом замешан, словно его здесь и не было…
Карлик поднял вверх указательный палец.
--Я уже придумал! Мы скажем, что герцог—сомнамбула…
--Сомнамбула?
--Да; что он бродил во сне по дворцу, а потом его кто-то напугал…А ведь, как всем  известно, если напугать лунатика ,он может проснуться и, ничего не соображая, натворить дел….Вот де Немюра напугали,—и он обезумел от ярости и ворвался в вашу спальню…
--Прекрасная идея, Очо! Герцог де Немюр—лунатик!..—И королева рассмеялась.

0

60

Тоже хорошая глава. Бланш я люблю, несмотря ни на что. И, как и ЧР, прощаю ей все за ее любовь.  http://forumupload.ru/uploads/0000/6f/14/1791-5.gif

                                              19. Селена и Эндимион.

   Розамонда де Ноайль тоже не спала той ночью. Она вообще спала очень мало, и началось это давно—с тех самых пор, как исчез ее возлюбленный Анри де Брие…Четыре года, четыре долгих года она ждала своего жениха!.. Но Анри не возвращался…Где он?...Если бы она могла найти хотя бы его могилу,чтобы приехать туда…чтобы выплакать над  ней свои слезы…Робер сказал, что Анри погиб…что она ждет напрасно…Она верила своему кузену…Но иногда  безумная надежда вновь овладевала Розамондой—де Брие жив…ее золотоволосый,веселый,отважный маркиз…Когда Робер сказал ей,что Анри мертв и что это несомненно, она спросила:Кто убил его?—И де Немюр  ответил, что это были разбойники…Но она знала своего кузена .Он отводил глаза  и   не смотрел ей в лицо, когда говорил это…И иногда ужасная мысль мелькала в голове Розамонды—что И В ЭТОМ  был виновен Рауль…Ее родной брат Рауль!..Но нет…это было бы слишком жестоко, слишком бесчеловечно!..И ведь Рауль был другом де Брие, так же как и Робер; и Рауль  очень радовался, когда состоялась помолвка Анри и Розамонды… Боже! Только не ее родной брат!..Он  здесь не при чем…Он не имеет к смерти Анри никакого отношения…                                                                                     Когда Розамонда с де Парди привела де Немюра в свои покои, и они уложили герцога на кровать в ее спальне, она хотела тут же выяснить всю правду –зачем герцог ворвался в покои королевы, и за что он был так разъярен на Рауля. Но Робер был не в состоянии ни слушать, ни отвечать на вопросы; он был разбит физически и в то же время крайне  возбужден, и  метался на кровати, не в силах ни встать с нее, ни заснуть. Розамонда не знала, какое лекарство дать ему—укрепляющий напиток  мог усилить возбуждение,а успокаивающий—лишить его еще больше сил… Тогда Розамонда приготовила ему отвар из сонных трав, который он выпил даже не задумываясь.                             
   Через двадцать минут напиток начал действовать; но тут явился врач королевы да Сильва и объявил, что Бланш послала его пустить де Немюру кровь. Возможно, это было бы и неплохо; но Робер уже начал засыпать, и Розамонда отослала да Сильву.
Еще через десять минут герцог уже крепко спал…Девушка села за столик  и принялась за вышивку, которую обещала принести в дар  алтарю церкви Сен-Жермен л Оксерруа.                     Прошло еще полчаса; и в дверь тихо постучали. Розамонда взяла свечу,открыла…На пороге стоял ее брат Рауль.                                                                                                           
--Рауль!..—прошептала Розамонда,невольно оглядываясь на дверь в свою  спальню,где лежал де Немюр.—Что ты здесь делаешь в такой поздний час?..
--Пришел пожелать тебе доброй ночи, милая сестричка,--слабо усмехнулся Рауль.—Робер…все еще здесь?..
--Он спит…Ах, брат!..Что опять произошло между вами?..Почему Робер хотел убить тебя?—горестно спросила девушка.
--Он просто совсем спятил,сестра…Его надо посадить на цепь в сумасшедший дом—там ему самое место! А Бланш только смеется…ей смешно!..И, если бы ее милый Роберто убил меня на ее глазах—она бы только хохотала!..
--Ах, Рауль…Твоя связь с королевой…сколько она будет еще продолжаться?..Ты унижаешь себя ...неужели ты этого  не понимаешь?..
--Любовник королевы Франции…Ты считаешь это позором,дорогая Розамонда? Нет…так может думать только де Немюр, вбивший в свою тупую  голову дурацкие понятия о чести  и достоинстве…
--Ты не имеешь права так говорить о нем, брат!..Робер  в тысячу, в сотни тысяч  раз тебя лучше…
--Конечно…он святоша…а я—дьявол во плоти, не так ли, милая сестренка?—хищно улыбнулся Рауль.
--Ты знаешь, о чем я…--грустно сказала Розамонда..—Бог велел нам прощать…И как я не прощу тебя, если ты-- мой брат…Единственный мой близкий родственник, оставшийся у меня после смерти наших родителей!..Но  я все помню…помню, что ты сделал несчастной Эстефании де Варгас…Мне было двенадцать лет, но разве я смогу когда-нибудь забыть ее страшный крик?..И тебя, выходящего из ее комнаты…
--Розамонда…Я слишком много выпил в тот день на маскараде…И почти ничего не соображал…
--Но ты не прошел мимо ее спальни!..И смог овладеть ею…притворившись своим кузеном!..И смог спокойно смотреть, как Робер рыдает над телом Эстефании…
--Я был пьян…--повторил Рауль.
---Брат!...Дорогой брат!...Как я молюсь за тебя…Чтобы ты изменился…Чтобы вновь стал тем добрым  прелестным мальчиком, который учил меня читать, писать,ездить верхом…Ах, если бы мы могли вернуться в то наше прошлое!..
--А если я скажу тебе, что это возможно, сестричка?...Что и я страстно хочу этого…Порвать с Бланш…взять тебя…уехать далеко-далеко из Парижа, в Прованс, где прошло твое и мое детство?..
--Ах, Рауль!..Какое это было бы счастье!---воскликнула девушка,хватая его за руки.—Но…ты говоришь серьезно?..Ты не шутишь?...Ты хочешь порвать связь с королевой?..
--Я УЖЕ порвал с ней, Розамонда…С сегодняшней ночи я—больше не ее любовник…И ты знаешь, почему?..
--Почему, дорогой мой брат?..
--Потому…потому что я влюблен, сестра…
--Рауль!...Это правда?—прошептала она,заглядывая ему в глаза.
--Клянусь тебе…
--В кого же?
--В девушку, которую я увидел вчера днем на приеме…Которую Бланш сделала своей статс-дамой…В рыжеволосую красавицу---в Мари-Доминик де Руссильон!
--В графиню де Руссильон?...Рауль!..Но ты ведь видел ее вчера первый раз в жизни!
--Этого раза было достаточно,Розамонда…Я влюбился…Я никогда не испытывал подобного!..И я разорвал свои отношения с королевой…Все кончено, сестра! Другие женщины для меня больше не существуют…Только она, только Доминик!..
--О,Рауль!..Это было  бы прекрасно!..Она мне показалась  доброй и милой…
--Добрая…милая…да, сестра; но она еще к тому же божественно хороша!..Она восхитительна!..
Розамонда с надеждой посмотрела на брата.Возможно.ли, чтоб  это было правдой?...Но его лицо не лгало—его глаза сверкали, щеки раскраснелись, он тяжело дышал…
--Рауль..Если ты влюблен—в добрый час…
--Я рад, что ты это говоришь…Но мне нужна твоя помощь, сестричка!
--Я готова…Но что я могу сделать для тебя?                       
--Ты должна стать ее подругой…У нее нет здесь, в Париже, ни близких, ни родственников..
--Хорошо…С радостью, если она примет мою дружбу!
--Королева и герцогиня де Луна наверняка будут с ней плохо обходиться…Бланш будет ревновать меня к Доминик…Ведь я  САМ порвал с королевой…А она страшно ревнива!
--Я постараюсь защитить ее, дорогой брат…Не дам ее в обиду…
--И, главное….Главное,Розамонда…--И Рауль низко опустил голову и покраснел.
--Что, брат?..
--Умоляю тебя…Я так хочу измениться к лучшему!..Я чувствую, что любовь к Доминик сделает меня другим…Забудь о прошлом, сестра…Ты увидишь—перед тобой предстанет новый Рауль де Ноайль…И ты еще сможешь гордиться мною!..
--Ах, как я мечтаю об этом!..
--Тогда, сестра…ты не должна говорить обо мне дурно Доминик де Руссильон…Если она узнает…Я этого не вынесу!..Я просто руки на себя наложу!..
--Нет,нет,Рауль….Что ты говоришь!..Бог не допустит этого!..Я обещаю помочь тебе…Не буду говорить о тебе плохо…Но и ты должен мне обещать—что не причинишь зла этой юной невинной девушке…Что ты будешь относится к ней по-рыцарски…Что ее честь не будет запятнана тобою…
--Как ты можешь так говорить, Розамонда! Доминик для меня—как святая….как Мадонна, на которую простым смертным можно только молиться…Я не прикоснусь к ней…клянусь тебе, жизнью своею клянусь!..
--Ах, брат…Какое это былр бы счастье---если бы ты завоевал ее любовь…и женился бы на ней!
--Так и будет..Верь в это, сестричка!..И тогда мы все вместе уедем в Прованс…У нас будут дети с Доминик…Прекрасные дети!..И ты будешь им хорошей,доброй тетушкой, раз уж ты не хочешь выходить замуж!..И, я обещаю,— отныне я больше не буду настаивать на твоем замужестве…
Лицо Розамонды озарилось радостью…Он рисовал перед ней чудесные картины!..Как она хотела, чтоб все так и было!..
--Но есть еще одно обстоятельство,--печально продолжал Рауль.—И оно меня очень тревожит…
--Какое?
--Наш кузен Робер…Ты ведь знаешь, что он женился в Лангедоке…Что Бланш и король заставили его…
--Да…я об этом знаю…и что же?..
--Но ты еще не знаешь—а мне сказала королева—что жена Робера ущла в картезианский монастырь…
--О Боже!...Как же так?..
--Подробности он сам тебе расскажет…если захочет…Он женат—но остался без жены; Папа не даст ему развод с нею…А как зовут его жену, тебе,сестричка, неизвестно?
--Робер не говорил мне этого…
--Ее зовут—Мари-Флоранс де Руссильон, Розамонда! Она—сестра Доминик…
--Ах,Рауль!...Как это все странно!..
--Странно, сестра?..Это опасно…Потому что ,по-моему, Робер тоже влюбился в графиню де Руссильон…
--Не может этого быть!..С чего ты это взял?..
--Я заметил это по его лицу…Как он смотрел на Доминик на приеме…И, главное—почему ,как ты полагаешь,он хотел меня сегодня ночью убить?..
--Ты думаешь…Рауль! Что за подозрение!..
--Он ревнует…Он жутко ревнует меня к Доминик!..Он ходил к ней сегодня ночью,перед тем, как прибежать в спальню королевы…То, что он был на третьем этаже у фрейлин, подтвердила стража…И, я думаю, графиня отвергла его! Вот он и взбесился…
--Рауль!...Ты говоришь глупости!..Робер  не способен на такое из-за ревности!..К тому же, получается, Доминик—почти его сестра…Какая может быть у него к ней любовь?
--Сестричка!..Я ведь влюбился с первого взгляда…Почему это не могло произойти и с ним?..Возможно, Доминик похожа на Мари-Флоранс, его жену-монашку…
--Нет-нет, я в это не верю,--и Розамонда покачала головой .
--Посмотришь на него завтра…Последи за ним…И ты убедишься, что я прав…                          --Возможно, он просто пытается защитить эту девушку от тебя…Помня все, что ты сделал?                                                                                                                                                     -- Конечно, Робера можно  понять—я причинил ему немало зла…Но и он должен был бы понять, что я  хочу встать на путь исправления…что я уже не тот, что раньше…
--В таком случае—я поговорю с ним…Постараюсь убедить, как благодетельна для тебя любовь к Доминик!
--Он не поймет…Ревность затуманила его разум…Даже не пытайся, Розамонда!..
Он поцеловал ее руку.
--Уже поздно…Я пойду…Помни про свою клятву, сестра—ты на моей стороне…а не на стороне Робера …по крайней мере, в этот раз!
--Да, Рауль…Я на твоей стороне…Я обещаю!—твердо сказала Розамонда.
Он ушел,бросив в сторону спальни сестры ненавидящий взгляд…Но он был  все же очень   доволен собой .Розамонда не станет мешать ему….рассказывать о его прошлом Доминик!..Он даже засмеялся.Как же все-таки наивна и доверчива его милая сестричка!.. Но все же…все же Рауль действительно был влюблен!..И он сам удивлялся силе вспыхнувшей в нем страсти…«Доминик!...Ты должна быть моей! Только моей! И скоро ,совсем скоро так и будет!»--сказал он себе.
   Розамонда вновь уселась за свое рукоделие.Но разговор с братом не шел у нее из головы.Неужели Господь услышал ее молитвы—и Рауль станет другим?..Он станет добрым…честным…благородным…Любовь к Доминик исцелит его!..Она—величайшее благо, дарованное людям!—думала девушка.
  Но тут вновь послышался  негромкий стук в дверь…Это был карлик Очо,любимец королевы.И он интересовался тоже здоровьем де Немюра. Розамонда знала, что карлик не способен причинить зла герцогу, и пустила его в спальню,где спал Робер…
Потом Очо ушел, и Розамонда вздохнула с облегчением. Кажется, время  ночных визитов миновало… Прошел час…Девушка задремала над своей вышивкой…
И вдруг опять в дверь постучали—громко и властно. Розамонда вздрогнула и открыла глаза.Кто бы это мог быть?..Она подошла к двери и спросила:
--Кто там?
И услышала повелительное:
--Королева! Откройте немедленно!
Розамонда отворила дверь и отступила, пораженная…На пороге стояли Бланш и Инес де Луна.
-- Герцогиня де Ноайль!—холодным голосом отчеканила королева.—Я хочу видеть герцога де Немюра!
--Ваше величество…Герцог спит…Я дала ему снотворное…И вряд ли смогу разбудить его…
Бланш слегка усмехнулась.
--Никто не просит вас  будить  его, дорогая герцогиня! ..Вы что, не слышите—я хочу видеть  своего кузена!
Розамонда начала краснеть…Что задумала королева?..Явиться  ночью…в такой поздний час…А Робер крепко спит!
--Где он?—спросила Бланш.—Проводите меня к нему…сейчас же!
Девушке оставалось только повиноваться. Она открыла дверь в свою спальню, и королева вошла туда. Розамонда осталась стоять на пороге; но Бланш обернулась и произнесла  чуть насмешливо и в то же время гневно:
--Вы так и собираетесь стоять там, милая моя? Выйдите и закройте дверь!
Розамонда прикусила губу. Но ей пришлось выполнить и этот приказ. Она осталась в комнате вдвоем с герцогиней де Луна. Если бы девушка была одна…Она бы, не раздумывая, подсмотрела в замочную скважину, что делает в ее спальне  королева; и ей бы не было стыдно…А стыдно было  Розамонде , что она уступила королеве и пропустила ее к герцогу…                                                                                                                                   « Я не смогла защитить его…И он не проснется!.. О Боже! Что Бланш собирается там делать?..» Краска  все больше выступала на ее щеках. Инес де Луна, усмехаясь, смотрела на нее ; потом первая статс-дама произнесла:
--Дорогая Розамонда…Вы, я вижу, занимаетесь вышивкой?.. Покажите мне ее….и  расскажите что-нибудь!..
Девушка вспыхнула…Ей придется развлекать  герцогиню, пока Бланш не вернется!
А Инес протянула с загадочной улыбкой:
--Возможно, нам придется  просидеть тут с вами вдвоем довольно долго…

   Королева, когда Розамонда вышла и закрыла дверь, самодовольно  подумала: «Все оказалось гораздо проще, чем я себе это представляла…Немного металла в голосе, повелительный тон,--и девчонка уступила!»
В спальне Розамонды царил полумрак. Две свечи горели на полу  в изголовье кровати, и ее полог был задернут. Бланш  тихо приблизилась к постели и прислушалась…Она слышала свое быстрое дыхание и биение своего сердца,—и это было все…Никаких звуков более…А вдруг де Немюра здесь нет?...Вдруг мерзкая девчонка обманула ее ?..
Королева  протянула руку—и отдернула мягкую ткань…
  Герцог лежал  на спине  на скомканных простынях и крепко спал. Его правая рука  как-то по-детски беспомощно свесилась вниз. Он был все так же одет, как и во время приступа.
Он дышал так тихо, что королева вначале даже испугалась,—а жив ли он?
Она взяла одну свечу, встала на колени у изголовья кровати  и поднесла огонь  к его лицу…Пламя чуть заметно заколебалось. Бланш вздохнула с облегчением.
  Она рассматривала его лицо. Во сне оно не расслабилось, скорее наоборот. Вокруг крепко сжатого рта легли горькие складки, высокий лоб был слегка нахмурен, брови чуть заметно сошлись на переносице…Королева знала, что это не оттого, что ему снится что-то плохое или тяжелое…« Я  виновата, что Робер  такой суровый и мрачный даже во сне…Я мучала его долгие годы…О, Робер….простишь ли ты когда-нибудь меня?...»
  И все же,—как он был красив…Как она могла думать раньше ,что они похожи с Раулем де Ноайлем?.. Нет….Никакого сходства! « Робер—самый прекрасный мужчина на свете…И самый желанный!..»                                                                                                                          …Она приподняла кисть его правой руки и залюбовалась ею.  «Даже руки у него прекрасны!»--восхищенно подумала она. Какие длинные, тонкие и, в то же время, сильные пальцы! Они, конечно, шероховаты и не нежны…Потому что привыкли держать длинное копье, сжимать тяжелые меч…Но—как, о Боже, было бы приятно, наверное, если бы эти шершавые пальцы провели по ее, Бланш,  коже плеч и груди…Поиграли с занывшими только от мысли об этом сосками…  Погладили ее бархатистый живот…Проникли бы в горячее, наполненное призывной влагой , истомленное желанием любви лоно! Королева задрожала, представив себе это…О, почему он спит?..
  Она отпустила его руку и  склонилась над  лицом герцога. Как сжат его рот!..Похоже, он даже во сне стискивал зубы, словно испытывал боль и старался совладать с нею…
--Один поцелуй…--пробормотала королева.—Один поцелуй…Мой Робер!
  И она поцеловала его в губы, обводя их контуры языком, медленным ,долгим поцелуем…
  Но рот его не разжался…Он спал все так же крепко.
Ей вдруг страстно захотелось, чтобы он проснулся…Она начала целовать его лицо, щеки, брови, лоб, черные густые кудри…О, как божественно  пахли его волосы! Но он не просыпался! Дыхание было все таким же тихим и ровным.
Бланш по-прежнему стояла на коленях, склонившись над герцогом. Ее черные длинные волосы разметались по постели, по его лицу и груди.
«Он не проснется!..Мне придется  уйти…» Но она не могла оторваться от него…Его запах сводил ее с ума…
   Ее пальцы  ласкали   его подбородок, шею…вот они, затрепетав, скользнули в  вырез камизы…Да, ей хотелось дотрагиваться до него …до его обнаженной кожи, везде, везде!
   Она расстегнула  рубашку  и распахнула ее , обнажив  грудь герцога, на которой сверкал  только маленький золотой крестик…Красивые большие глаза королевы наполнились слезами, когда она увидела на гладкой смуглой коже страшные следы, оставленные ее собственной рукой. « О, Робер!..Я не хотела делать тебе больно…Если бы ты только сказал одно слово, только одно—«Да»… Мы могли бы быть так счастливы вместе!.. Почему, почему ты не уступил?.. Не было бы ни страданий…ни пыток…ни маски Черной Розы…О, я никогда не пойму тебя!..»                                                                                                                Слезы покатились по щекам Бланш и закапали на грудь Робера.  С тихим стоном королева наклонилась и начала целовать ее—каждый шрам…каждый ожог….
  Он вдруг  вздохнул…и она почувствовала, что он отвечает ей…Длинные ресницы де Немюра затрепетали, дыхание участилось, смуглое лицо покрыл легкий румянец…Бланш стала целовать его грудь еще горячее…Ее пальцы и губы скользили все дальше по его телу…Вот королева уже склонилась над его животом, а пальцы ее , дрожа и как будто живя своею жизнью, бежали еще ниже…Она и сама вся  дрожала , как в лихорадке…. Никогда еще она не испытывала такого возбуждения!.. Робер  отвечал ей!.. Ее пальцы чувствовали это! Он принадлежал ей…он был в ее власти…Она брала его…хоть и одурманенного сном –-но брала!
  Он  вновь вздохнул и пошевелился… Она приподняла голову и взглянула ему в лицо. Оно расслабилось, губы разомкнулись…Он улыбнулся…Не может быть!.. Чтобы он улыбнулся—так нежно?.. И  вдруг он  явственно, хтоя и тихо, произнес:
--Доминик…
  Бланш отшатнулась от него…Если бы он проснулся и ударил ее…Если бы ее окатили ледяной  водой с ног до головы—это поразило бы  ее меньше…Но это имя!..
Желание королевы мгновенно исчезло. Одно слово герцога разрушило все волшебство, всю неповторимость этой минуты, когда она посчитала его своим и была так близко от  сладостной победы…Но она потерпела поражение—самое ужасное в своей жизни! Она могла овладеть им,—но он принадлежал бы не ей…не ей он сдавался в плен, не ей отвечало его прекрасное тело…А Доминик де Руссильон!
  Робер все же любил эту рыжеволосую девчонку…Теперь Бланш была в этом уверена! Если бы он проснулся и сказал ей, что любит Доминик—она бы все равно сомневалась в том, говорит ли он правду ; если бы  она увидела его в объятиях другой женщины, даже той же Доминик,-- королева простила бы его, оправдав это похотью, которой подчинены все мужчиы…
Но де Немюр назвал имя Доминик во сне, не контролируя себя…Во сне солгать он не мог! Он любил  Доминик!..
  Бланш почувствовала, как застучала в висках прилившая к голове кровь…Ее затрясло, а пальцы рук конвульсивно скрючились…Приступ бешенства, не меньший, чем недавний приступ де Немюра, овладевал королевой…Из нежной Селены она на глазах превращалась в безжалостную  Артемиду, которую злосчастный Актеон застал при ее купании в гроте, и которого разъяренная богиня превратила в оленя и отдала на растерзание  его собственным собакам…
  Да,Бланш была в похожем состоянии…Будь у нее в руках кинжал--она, возможно, зарезала  бы своего спящего кузена…Будь при ней свора псов—натравила бы их на него…
Но королева подавила вспышку ярости…Она сказала себе: я отомщу им обоим!..И Роберу, и его любимой Доминик…Скоро, совсем скоро свершится моя месть!
Пылающая и разгневанная, она быстрым шагом вышла  из спальни Розамонды , которая вместе с Инес де Луна сидела на диванчике  и показывала первой статс-даме свою вышивку.
Розамонда была все это время как на иголках; разговаривая с Инес, она  постоянно прислушивалась к тому, что происходит в соседней комнате…Но там царила мертвая тишина, которая  страшила  девушку даже больше, чем если бы оттуда раздались крики …
Когда королева не вышла—а скорее выбежала из спальни, обе герцогини вскочили на ноги -- и в ужасе увидели, каким багровым и исказившимся стало лицо ее величества…
Не говоря ни слова, Бланш устремилась к двери , и Инес де Луна побежала за ней.
А Розамонда, едва оставшись одна, с не меньшей быстротой кинулась в свою спальню….Ужасное подозрение охватило девушку—что королева убила де Немюра!
…Но, к огромному облегчению  Розамонды, герцог по-прежнему спал, и  нежная улыбка  озаряла его лицо…

0


Вы здесь » Книжные страсти » Романы » Черная Роза